Трудности перевода, или почему «буксует» рассмотрение дела

В Кеминском районном суде рассматривается уголовное дело об убийстве школьницы Ольги Хабаровой.

Из-за отсутствия переводчика процессы откладываются, а мать убитой девочки с трудом понимает происходящее. И даже не из-за стресса, связанного с потерей ребенка, а от отношения судебной системы. Все преференции обвиняемому в убийстве девочки, внезапно «забывшему» русский язык.

В Кеминском районном суде рассматривается уголовное дело об убийстве школьницы Ольги Хабаровой.

А матери задушенной Оли суд не только не выразил соболезнований, но и предложил самостоятельно найти (соответственно и оплатить) переводчика. Чему мы и стали свидетелями.

Мрачный сюрреализм Кеминского суда

Проехать около сотни километров от Бишкека до Кемина, узнать, что процесс откладывается, потому что переводчик, предоставленный судебным департаментом, не явился и на звонки не отвечает, довольно сомнительное времяпровождение для журналиста.

Зато судью Култаеву присутствие новых лиц в зале заметно встревожило.

Вести аудио- и видеосъемку председательствующая сразу запретила, дескать, сами все записываем. А вот слушать и запоминать, слава Богу, нет. Не в силах и не в компетенции.

- Хабарова, - тоном, каким обычно разговаривают с провинившимися, обратилась судья к матери убитой девочки. – Может, вы сами приложите усилия и найдете переводчика. Это же в ваших интересах. А то потом ваш представитель опять будет видеоролики снимать и жаловаться на ущемление ваших прав!

Позвольте, но разве не суд обязан предоставить переводчика? И как можно предъявлять претензии убитой горем матери за действия ее представителя? К слову сказать, депутата местного кенеша. Отчего такая боязнь огласки? Процесс открытый, дело находится на особом контроле Посольства России, общественность ждет справедливого приговора, так зачем обременять секретаря поисками видео по данному делу, если можно и нужно просто выполнять возложенные должностные обязанности? Отметим, что часть уголовного дела все же на русском языке!

Следующий процесс тоже не состоялся. Переводчик был, не было свидетелей. Их не известили о дате заседания. Стоит отметить, что переводчица от судебного департамента, пожилая женщина призналась, что переводить судебный процесс ей трудно. Терминов не знает, владеет кыргызским языком на бытовом уровне и не более. К тому же, посетовала, что ездить с Бишкека в Кемин затруднительно. Последующий процесс, по словам потерпевшей, был проведен без переводчика. Переводила адвокат потерпевшей стороны, что существенно сказалось на юридической стороне вопроса. Вместо того чтобы досконально  допросить обвиняемого, защитница вязла в переводе.

В связи, с чем не лишним будет напомнить о произошедшей трагедии. Заострить внимание на главном – на убийстве ученицы 9 класса.

Полураздетый труп в лесопосадке

Утром 21 июня минувшего года Оля проснулась рано. Девочка была в приподнятом настроении. Повод был знаменательный – получение аттестата о неполном среднем образовании. Проводив дочь в школу, Лилия отправилась на работу в детский интернат.

Примерно в 11 часов Оля позвонила матери с телефона соседа и сообщила, мол, дали воду и она будет поливать огород.

Ответственная девочка хорошо знала, что такое полив, что без него не будет урожая и как тяжело матери одной обеспечивать семью,  пошла поливать участок, а не праздновать окончание 9 класса с подружками.

- Голос у нее был какой-то странный, дрожащий, испуганный что ли, - вспоминает Лилия и винит себя, что тогда не придала этому значения. - Бог знает, что там происходило! - голос  несчастной женщины сбивается, слезы катятся по бледным впалым щекам. Беру ее за руки, а они ледяные, как батареи в Кеминском суде. Кажется, она, словно сама умерла в тот день… 

Лилия позвонила младшему сыну Саше и попросила его взять лопату и помочь сестре с поливом. Когда Саша пришел на участок, то увидел лишь тяпку и кофту сестры. Самой девочки нигде не было. К 16.00 встревоженная Лилия узнав, что Оля так и не пришла ни домой, ни на огород вместе с сыном отправилась на поиски. Прошли вдоль всего арыка до канала, откуда распределялась вода, назад через микрорайон «Черемушки». Но Оли не было. Тогда Лилия пошла в милицию и заявила о пропаже дочери, в душе надеясь, что к их возвращению Оля уже будет дома.

Но не успела она дойти до дома как позвонила родная сестра. Рыдая, та спросила, не пропала ли Оля. Услышав утвердительный ответ, женщина плача рассказала, что в лесопосадке возле заброшенного лагеря нашли девочку с признаками насильственной смерти. Подхватив по дороге Лилию, сестра с мужем на машине рванули в указанное место, где и опознали в убитой девочке Олю…

Тело юной девушки находилось в неестественной позе.

Словно сбросили ее мертвую, задушив собственной футболкой, где-то в другом месте. 

Позже прочесывая местность, сотрудники милиции нашли кроссовки девушки и выброшенный там же аттестат.

Долго искать виновника не пришлось. Помог Саша – младший брат Ольги, которого мать отправила помогать с поливом.

Мальчик рассказал, что когда он поливал, в конце огорода заметил следы Олиных кроссовок с круглым узором. Парнишка залез на урючное дерево и заметил соседа Кубана, подъехавшего к дому на автомашине «Фольсваген Пассат универсал».

Сосед остановился возле своего гаража, что-то вытащил и погрузил в багажник машины. При этом, пояснил мальчик, машина просела. Затем сосед поспешно сел в машину и уехал в сторону центра. Примерно через час Саша пошел в магазин и по дороге вновь увидел соседа, который уже пешком возвращался с центра.

Его показания и стали той самой путеводной ниточкой, по которой и было раскрыто преступление.

Автомашина марки «Фольсваген Пассат» принадлежала соседу Кубана. Сосед пояснил, что примерно в 13.30 Кубан пришел и попросил машину, якобы для того, чтобы перевезти сварочный аппарат. Пообещал машину долго не задерживать, а в благодарность залить 3-5 литров бензина. Ничего не подозревающий автовладелец по-соседски дал ключи от машины.

Позже, при осмотре багажника указанного автомобиля были обнаружены мелкие красные частицы, осыпь сетчатого мешка (в такие обычно фасуют лук или картошку). На теле Ольги и на одежде были точно такие же частицы.

Кубан Бексултанов – отец 4 детей отпираться не стал. В убийстве признался и вроде как даже раскаялся. Пояснил, дескать, между ним и жертвой словно «джин» какой-то был. Иначе произошедшее объяснить не смог.

Психолого-психиатрическая экспертиза признала его вменяемым и отдающим отчет своим действиям в момент совершения убийства.

«Ты запомнишь этот день!»

- Года три назад Бексултанов ходил по улице с ружьем и стрелял по птицам. На улице дети бегают, а он стрельбу устроил. Я вышла за ворота и сделала ему замечание, мол, так нельзя, вдруг попадешь в детей. Опасно же! – поведала Лилия Хабарова.

В ответ Бексултанов обложил соседку трехэтажным матом и пригрозил: « Ты еще запомнишь этот день!» Причем на чисто русском языке!

Потом, говорит Лиля, несколько лет мы не здоровались, хотя до этого я всегда делилась с его семьей урожаем со своего огорода. Жалко было – дети же у него…

Выходит, так  отомстил 42-летний ранее неоднократно судимый уголовник Кубан Бексултанов, задушив 14-летнюю девчушку? Или же задушил, потому что в ответ на гнусные домогательства Оля стала кричать и звать на помощь?

Ответа мы не узнаем. Обвиняемый, натянув шапку до самых глаз и скрыв лицо под медицинской маской, давать правдивые показания видимо, не намерен.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру