Почему судьи в Кыргызстане не исполняют закон, почему они его игнорируют?

Роза Фищенко, жена российского инвестора обращается с открытым письмом к исполняющему обязанности Президента Кыргызстана.

Почему судьи в Кыргызстане не исполняют закон, почему они его игнорируют?

Уважаемый Садыр Нургожоевич! 

С огромным интересом, уважением и надеждой слежу за тем, что сейчас происходит в Кыргызстане. С надеждой, потому что Вы в своих выступлениях очень много внимания уделяете необходимости борьбы с коррупцией, защите бизнеса, защите собственности, создании в Кыргызстане благоприятного климата для иностранных инвестиций.

Я обращаюсь к Вам, потому что моя семья очень сильно пострадала как раз от рейдерства, коррупции, наплевательского отношения людей, которые первые должны соблюдать законы страны, к этим самым законам. Я много раз обращалась к экс-президенту Кыргызстана Сооронбаю Жээнбекову, не знаю, доходили ли мои обращения до него, но я ни разу не получила от него ответа. Он очень много говорил про необходимость борьбы с коррупцией, но на деле именно при нем эта страшная раковая опухоль пронизала все общество, от верхов до самого низа. 

Я родилась в Кыргызстане, здесь же прошло мое детство. В 1982 году, я уехала в Москву, поступив в Московский университет, там вышла замуж, и осталась в России. Но с тех пор мои связи с родиной не прервались и даже упрочились. В 1997 году мой отец Кален Куватбеков гражданин Кыргызстана попросил у нас, у моего мужа российского подданного деньги для инвестиций в предприятие, находящееся на Ошском рынке Бишкека – мясные павильоны. После некоторых раздумий, мы согласились, мы были молоды, смотрели на Кыргызстан как на демократическую страну, способную защитить иностранные инвестиции, были уверены, что наши вложения окупятся, принесут достаток и нашей семье и обеспечат старость моих родителей.  В итоге мой отец и муж стали совладельцами созданного 1997 году ОсОО «Фирма АКИФ» и совместно они владеют 50 процентами долей в этом предприятии. 

Но на деле же мы столкнулись с совершенно другой реальностью. Мой муж гражданин России Сергей Викторович Фищенко вот уже более полутора лет находится в СИЗО №1 Бишкека под судом, который длится уже полтора года и даже не перешел к рассмотрению дела по существу. А мой отец в свои 82 года находится в ситуации, когда у него могут отобрать его дом, приобретенный им еще в 1990 году и он может оказаться на улице. Другого жилья у него нет. 

В этом обращении к Вам, Садыр Нургожоевич, я не буду описывать длинную, и уже известную наверное многим в Кыргызстане историю о том, как рейдеры в 2016 году захватили ОсОО «Фирма АКИФ», пытались его обанкротить, сначала в два раза искусственно нарастив задолженность по действующему кредиту ОсОО «Фирма АКИФ», остановив все платежи в банк, а затем  за деньги украденные у нашего же предприятия, пользуясь имеющимися у них связями в банке, рейдеры  выкупили долг АКИФа, оформив его на подставное лицо. Затем подкупив высокопоставленных должностных лиц в администрации Президента Жээнбекова, в Верховном Суде КР, в Генпрокуратуре КР, в Финансовой полиции возобновили уже дважды прекращенное уголовное дело в отношении моего мужа, причем прекращенное ввиду наличия у мужа неопровержимого алиби. Подробности всей этой длящейся уже почти пять лет истории можно найти в многочисленных публикациях в прессе. В итоге, мой муж гражданин России инвестор с более чем 20-ти летним стажем Сергей Фищенко оказался в тюрьме, так же в тюрьме оказался и мой брат Рустем Куватбеков. А суд, как я уже упомянула, несмотря на то, что дело передано туда уже полтора года назад, даже не перешел к рассмотрению дела по существу. За это время судья, который начинал рассмотрение дела уже оказался уволенным указом экс-президента Кыргызстана, с июля 2020 года дело рассматривает в Первомайском райсуде другой судья. Хотя слово «рассматривает» к тому, что происходит в зале судебного заседания совсем не подходит. Судья Э. Каипов за это время лишь дважды продлил срок содержания. Два раза за три с лишним месяца,  в течение которых дело находится в его производстве! Более этот судья не сделал ничего, не допросил ни потерпевших, ни свидетелей, ни обвиняемых. Конечно, можно было бы все свалить на разгулявшуюся в стране пандемию, по причине которой суды перешли на «онлайн» заседания, в которых время заседания ограничивается всего лишь часом. Но хочу сказать, что как раз именно в связи с  разгулявшейся по всему миру пандемией COVID-19, верховный комиссар ООН, главы всех  международных организаций защищающих права человека призывают разгрузить тюрьмы, разгрузить следственные изоляторы, отправить людей, не совершивших насильственные преступления, не обвиняемых в таких  преступлениях под домашний арест, под подписку и т.п. 

В случае же с пребыванием в тюрьме моего мужа и моего брата закон прямо предписывает изменение меры пресечения,  потому что согласно ст. 293 УПК КР, в том случае, когда суд не смог рассмотреть дело в срок, не уложился в один год, судья ведущий процесс обязан изменить меру пресечения. И Пленум Верховного Суда КР от 13 сентября 2019 года как раз разъяснил эту норму закона, указав, что продление меры пресечения свыше одного года допускается лишь в исключительных случаях, а именно в случаях, когда преступления, в которых обвиняется подсудимый повлекли за собой смерть одного или более лиц, либо это преступления против государства и т.п. 

Обращаюсь к вам с вопросом, Садыр Нургожоевич,  к Вам, человеку на себе испытавшем несправедливость судейской системы,  который сам прошел тяжелый путь узника этой системы: почему судья в Кыргызстане не исполняет закон, почему он его игнорирует? Последний раз судья, в очередной раз проигнорировав закон, продлил срок содержания моим родным 16 октября, причем сделал это еще и не только в отсутствии самих обвиняемых, не заслушав их, но даже и не предоставив слова защитникам, что также запрещено законом. И это произошло уже в то время, когда Вы стали исполняющим обязанности Президента Кыргызстана, когда Вы с высоких трибун заявили о том, что намерены многое изменить в стране, прежде всего искоренить коррупцию, привести к власти других «не испорченных ею» людей? Широко известно изречение древнего философа о том, что «государство без правосудия превращается в шайку разбойников». А правосудие умирает в тот момент, когда люди, которым поручено вершить правосудие, сами перестают выполнять законы, грубо попирают их,  попросту плюют на закон, и не несут за это никакой ответственности, не чувствуют ее, не понимают, что их ответственность перед законом выше, чем у людей не облаченных в  мантию. 

Защитники моего мужа подали апелляцию на решение судьи районного суда, и несмотря на то, что по закону апелляционная инстанция должна рассмотреть жалобу в течение пяти дней, заседание по рассмотрению жалобы назначено на 1-е декабря, то есть,  как минимум еще полтора месяца мои родные будут незаконно находиться в неволе. Пишу «как минимум», потому что совсем не уверена в том, что судьи высшей инстанции вспомнят о том, что они прежде всех других граждан страны должны чтить, уважать и исполнять законы. И что заключенные бизнесмены, это не их «добыча», отпускать или не отпускать которую они могут по своему усмотрению, в зависимости от того «заплатили им за это или не заплатили», «попросили сверху или не попросили». Я не думаю, уважаемый Садыр Нургожоевич, что открываю Вам какой-то секрет, уверена, что Вы и сами об этом прекрасно знаете. Да, заключенные, в Кыргызстане становятся предметом торга, добычей и средством обогащения людей, от которых зависит их положение. И доказательством этого является такой простой и неубиваемый факт: судья прямо игнорирует закон, и причиной этому могут быть либо чудовищная некомпетентность, либо личная заинтересованность, либо давление сверху.  

С давлением сверху в судах мы так же  столкнулись в этом году в процессе по доказыванию недействительности сделки, в результате которой право требования к ОсОО «Фирма АКИФ» оказалось у подставного лица, никому не известного в Кыргызстане «долларового миллионера» Расула Кузекеева, который за всю свою предпринимательскую деятельность не уплатил в сумме и  десяти тысяч сом налогов в казну республики. Пишу об этом уверенно, поскольку судом первой инстанции были затребованы и приобщены к делу налоговые декларации этого гражданина. Эта сделка являлась частью плана по рейдерскому захвату нашей собственности, начало которого было положено в 2016 году, что подтверждается несколькими  вступившими в законную силу решениями судов и не раз описывалось публикациями в СМИ. Суд первой инстанции вынес решение, по которому недействительная сделка признана мнимой. Причем мнимость этой сделки абсолютно классическая, что называется «по учебнику»: гражданин Кузекеев имеющий 90% доли некой компании ОсОО «Альфа Бест», за месяц до сделки вышел из капитала этой компании, а затем переписал по выражению самого же Кузекеева «на себя» единственный актив этой компании – право требования к ОсОО «Фирма АКИФ». При этом ОсОО «Альфа Бест» остался должным и бюджету республики в виде сокрытых и неуплаченных налогов, и по кредиту ныне принадлежащему Нацбанку КР Керемет банку. Долги есть, а активов, кроме 1000 сом уставного капитала, нет. Активы перешли к гражданину Кузекееву, заплатившему ОсОО «Альфа Бест» 2 миллиона 400 тысяч долларов США наличными. ОсОО «Альфа Бест» подтвердило сей факт приходным кассовым ордером, правда при этом не заплатило ни в бюджет, ни в банк по кредиту в более чем миллион долларов, а самое главное, не понятно куда исчезла и столь огромная сумма денег. В таких случаях обычно говорят, а был ли мальчик? Совершенно очевидно, что эта сделка была заключена сторонами для вида, а ее действительной целью являлся увод активов из компании, которой грозит неизбежное банкротство. 

Кузекеев, однако, не согласился с решением суда первой инстанции и подал в городской суд апелляционную жалобу. А дальше произошли совершенно невероятные вещи. Сначала судебная коллегия совершенно неоправданно затягивала процесс, назначая заседания с перерывами в месяц, в итоге, процесс длился    более чем год, это при процессуальных сроках в два месяца, но в какой-то момент вдруг начала наоборот, отклоняя все ходатайства с нашей стороны «гнать процесс», при этом коллегия проигнорировала даже тот факт, что об очередном заседании не был должным образом уведомлен  участник процесса мой муж Сергей Фищенко. Он, кстати, представил доказательство, о том что получил уведомление спустя две недели после даты заседания, он так же написал заявление, о том что просит не рассматривать жалобу в его отсутствие, либо в отсутствие его представителя. (Отсутствие представителя объясняется просто – это невозможность в СИЗО  №1 г. Бишкек оформить доверенность. Дело в том, что администрация СИЗО вот уже полгода саботирует заявления моего мужа об удостоверении его подписи в   доверенности на представителя, по этой причине гражданин России Сергей Фищенко вообще лишен права на защиту своих интересов в гражданских судах. Думаю, что Вам Садыр Нургожоевич, такие истории также хорошо известны). В результате более чем годового по длительности процесса судебная коллегия Бишкекского горсуда никак не опровергнув выводы суда первой инстанции (а как их опровергнуть, когда сделка очевидно мнимая), и выйдя за пределы рассмотрения апелляционной жалобы представителей Кузекеева, просто отменила решение суда первой инстанции, и придумала для этого «причину», что интересы ОсОО «Фирма АКИФ» этой, пусть и мнимой сделкой, никак не затронуты, дескать, какая разница кому принадлежат права требования Кузекееву ли, фирме  однодневке Альфа Бест, или Керемет банку. Это совершенно абсурдное и «натянутое» решение. И разница есть и состоит в том, что господин Кузекеев является «потерпевшим» в деле моего мужа и брата, и именно по его заявлению мои родные вот уже почти два года находятся в тюрьме! Возникает справедливый вопрос: почему судебная коллегия, допустив грубейшие нарушения ГПК КР, принимает такое абсурдное решение? Ответ все тот же- чудовищная некомпетентность, личная заинтересованность, давление сверху. Виду классического случая мнимости сделки, первый пункт, пожалуй отпадает. И остаются два других. Дело в том, что председатель коллегии Бермет Толубаева уже принимала заведомо неправосудные решения в пользу рейдеров по широко известному делу Даймонд Сити, в результате которых у китайских инвесторов была похищена их собственность. В отношении Толубаевой и других судей были заведены уголовные дела. Тогда судьи заявили, что на них давил Манас Арабаев. Сейчас в кулуарах суда ходят слухи, что в деле АКИФа на председательствующую было давление со стороны бывшего заместителя председателя   Верховного Суда КР К. Бокоева, а также ей поступали угрозы возобновить ранее приостановленное дело по Даймонд Сити от первого заместителя Генпрокурора Н. Дарданова. И такая информация косвенно подтверждается тем, что одна из судей коллегии, очевидно не захотевшая выполнять преступные указания, взяла отвод, а на ее место пришла также «засвеченная» в деле Даймонд Сити судья Ирина Скрипкина. 

Садыр Нургожоевич, я понимаю, что вы не можете нести никакой ответственности за то что, принимавшие неправосудные решения судьи, на которых заведены уголовные дела, сохранили свои мантии, не были отстранены от правосудия хотя бы на время следствия и до вынесения решения по их делам. Это было до Вашего прихода в руководство республики, и сделано было как раз для того, чтобы правосудие отправляли люди, которыми можно манипулировать, которым можно приказать вынести то или иное решение, и они не смогут ослушаться, поскольку над ними «висят» заведенные, но приостановленные уголовные дела. Но дело в том, что эти судьи до сих пор продолжают отправлять правосудие, а люди, которые угрозами оказывали на них давление до сих пор занимают должности в правоохранительных органах. Учредители ОсОО «Фирма АКИФ» не раз обращалось с заявлениями провести проверку по факту злоупотреблений со стороны первого заместителя Генерального прокурора КР Н.Дарданова, начальника управления генпрокуратуры З. Бейшекеева, руководителей  ГСБЭП при ПКР Э. Жамгырчиева, старшего следователя финполиции А. Сабирова. При прежнем руководстве наши жалобы либо игнорировались, либо их отправляли на рассмотрение тем же людям, на которых мы жалуемся. В своих жалобах мы приводим факты злоупотреблений, на некоторые из них обратили внимание в аппарате Акыйкатчы (Омбудсмен) КР. В частности, в аппарате Омбудсмена обратили внимание на упорное игнорирование решений судов Генеральной прокуратурой КР. Так все постановления по делу АКИФа заместителя Генпрокурора КР Н. Дарданова, призванного должностью не только самому строго исполнять законы страны, но и осуществлять надзор за исполнением этих законов сотрудниками правоохранительных органов, направлены на то, чтобы эти законы обойти. Суть Постановлений Н. Дарданова, а также действий его подчиненного З. Бейшекеева сводится к тому, чтобы ни одно дело, связанное с ОсОО «Фирма АКИФ» никогда не покинуло территории Финпола, не попало никакому другому следователю, кроме Артура Сабирова, и это при том, что статьи по которым расследуются или расследовались эти уголовные дела, в большинстве своем согласно подследственности по УПК КР подпадают под юрисдикцию Министерства внутренних дел. То есть Дарданов и Бейшекеев проявляют прямую заинтересованность в конечном результате расследования дел, связанных с АКИФом. А следователь Сабиров, в свою очередь, последовательно и недвусмысленно действует в интересах уже упомянутого мною выше господина Кузекеева и тех, кто стоит за этой подставной фигурой, то есть под «крышей» генпрокуратуры выполняет оплаченный коммерческий заказ. За два года работы по делам АКИФа, Сабиров несмотря на десятки заявлений и жалоб с нашей стороны, всегда защищал интересы Кузекеева, даже если эти интересы шли вразрез с интересами государства. В частности, мы подавали заявление с фактами укрывания дохода, неуплату налогов и мошенничество при получении кредита в принадлежащем Нацбанку Керемет Банке со стороны фирмы Кузекеева ОсОО «Альфа Бест», но Сабиров  всячески саботировал расследование по нашим заявлениям, несмотря на то, что, по нашим данным, «деятельность» этой подставной фирмы нанесла ущерб государству в размере не менее 5 миллионов сом и не менее чем на 100 миллионов сом Керемет Банку. Только под нашим сильным нажимом, под угрозой получения судебного акта, уже после событий 5-6 октября, Сабиров соизволил, наконец, назначить простую налоговую проверку по компании Кузекеева спустя два года бездействия. В тоже время Сабиров дважды за государственный счет ездил в Москву, чтобы покопаться в уголовном деле двенадцатилетней давности, с помощью которого московские сабировы и дардановы пытались захватить процветающую инвестиционную компанию, одним из учредителей которой был мой муж. Сабиров, понимая что дело против моего мужа сшил белыми нитками, и что нет никаких доказательств его несуществующей вины, с целью очернения моего мужа вытащил давно протухшую историю, никакого отношения к событиям, происходящим в Кыргызстане не имеющую. Однако Сабиров не менее десятка раз написал о судимости моего мужа в России, при этом скромно умолчав, что судимость с него снята более восьми лет назад. Как еще назвать такие действия Сабирова, кроме как обслуживание интересов частного заказчика? 

В последний раз в октябре этого года от имени пожилой учредительницы ОсОО «Фирма АКИФ» Кымбат Бозбаевой были поданы в ГКНБ КР и в ГСБЭП при ПКР заявления, с приложением документов, с доказательствами  изложенных в них фактов. Однако и сейчас, когда руководителями этих правоохранительных органов стали другие люди, система не перестает работать по старой схеме. А  именно, заявление в отношении лиц- заказчиков в деле АКИФа ,  было передано на рассмотрение тому же З. Бейшекееву, а Бейшекеев передал его далее в Финпол своему подельнику Сабирову. А заявление о принятии мер в отношении  старшего следователя СУ ГСБЭП А. Сабирова было приобщено к ранее заведенному по заявлению С. Фищенко уголовному делу в отношении руководителей Финпола и следователя Сабирова. То есть вдумайтесь в сам факт, оказывается дело уже давно заведено, но никуда не движется, а следователь А. Сабиров продолжает выполнять «заказы» и указания своих «кураторов» в Генпрокуратуре. 

Уважаемый Садыр Нургожоевич, ранее наша семья видя полную бесперспективность защиты наших прав в Кыргызстане, обратилась за защитой наших прав и инвестиций согласно Конвенции о защите иностранных инвестиций, к которой в свое время присоединилась и Кыргызская Республика, в британскую юридическую компанию Withers LLP. Эта компания уже провела правовой аудит, зафиксировала многочисленные нарушения фундаментальных прав российского инвестора С. Фищенко, нарушение его прав, гарантированных Конституцией и Законами КР и настоятельно рекомендовала нам подать иск в Лондонский арбитраж. Нет сомнений в том, что в попытке отъема нашей собственности принимают прямое участие государственные органы Кыргызской республики- Генпрокуратура КР, ГСБЭП при Правительстве КР. Сейчас наша семья находится на стадии принятия решения затевать международный процесс или все же в связи с произошедшими в республике переменами попытаться решить вопрос в правовом русле Кыргызстана, не вынося «сор из избы».  Сам процесс будет затратным для налогоплательщиков – простых граждан республики, и вряд ли само судебное разбирательство по поводу отъема бизнеса у иностранного инвестора улучшит инвестиционный климат страны. Я понимаю, что проблемы в стране накапливались годами, и решить их быстро не получится. Но и мы  ждать долго, к сожалению, не можем. Моему отцу 82 года, в этом году ушла, не простившись с сыном, моя мать. Садыр Нургожоевич, зная вашу личную трагическую историю, я думаю, вы меня понимаете. Я очень желаю, чтобы те Ваши слова, которые были Вами произнесены воплотились в жизнь, чтобы родная мне Киргизия, моя Родина, стала процветающим демократическим государством, в котором люди, их жизни, права, их собственность были  защищены законом, и чтобы ни одного человека нельзя было держать незаконно в тюрьме по «государственному или коммерческому» заказу. Садыр Нургожоевич, я открыто обращаюсь к Вам через СМИ. До этого моя семья в течение двух лет обращалась в СМИ и СМИ десятки раз реагировали на события вокруг АКИФа, поднимая вопросы о нарушениях законности в этих делах. Но тогда ни разу, ни один государственный орган не отреагировал на публикации. Если бы тогда  реакция была своевременной, то, я уверена, нарушения бы не зашли  настолько глубоко. Я очень надеюсь, что в связи с произошедшими в стране переменами, публикации в СМИ, касающиеся коррупции в государственных органах будут сопровождаться тщательной проверкой изложенных фактов и пресечением беззакония и произвола. Я очень рассчитываю на Ваше внимание к нашей ситуации  и прошу Вас взять под контроль наше дело. Все чего мы просим, это выполнение законов Кыргызской республики в отношении нас и наших оппонентов, справедливого и непредвзятого расследования уголовных дел, отстранения от надзора и курирования дел АКИФа лиц, ранее замеченных в предвзятости и нарушении законодательства.