Экология Кыргызстана страдает на 50 млрд долларов каждый год из-за угля

Об этом говорится в исследовании Дарики Вильдановой, эксперта «Deka Group» «Утилизация угольной золы с наименьшими последствиями для окружающей среды и здоровья человека», подготовленном при помощи консультанта-эколога Ольги Зининой.

Экология Кыргызстана страдает на 50 млрд долларов каждый год из-за угля

Исследование проводилось при поддержке кыргызской экологической общественной организации «Мув Грин», которая уже не первый год занимается гражданским мониторингом и аналитикой качества воздуха, и немецкого проекта «Хлеб для мира».

Изучить золу и золоотвалы и как экопроблему, и одновременно как бизнес-возможность по образцу развитых стран Европы и Азии, в республике решили фактически впервые. Презентацию посетили представители Бишкекского горкенеша, ТЭЦ Бишкека, экологи, студенты университетов Бишкека. Исследование было краткосрочным, в его основе – как официальная статистика от руководства ТЭЦ Бишкека, так и международные и местные исследования, интервью с инженерами-экологами и другими экспертами.

Почему для Кыргызстана это важно?

Золошлаковые отходы от угля – диоксид кремния, оксид алюминия, оксид кальция, несгоревший углерод и ряд опасных для человека в большой концентрации химических элементов: от мышьяка и ртути до хрома и свинца.

У каждого угля – своя зольность: это показатель того, что остается после его сжигания. У кыргызского угля эта самая зольность – высокая, от 10 до 40% угля. То есть, это количество не выгорает, а уходит в золу. И именно кыргызский уголь – пока что самое популярное и доступное населению топливо, которое может быть добыто в самой стране, а не ввозиться откуда-то еще. Уголь как топливо останется в Кыргызстане даже в случае, если республика по какой-то причине лишится поставок газа и электроэнергии извне.

Международные исследования говорят о том, что угольная зола для экологии и здоровья людей опасна больше, чем ТБО, то есть, обычный бытовой мусор. Она в итоге считается более радиоактивной, чем отходы от АЭС. Выходя через дымоходы без очистки и фильтров в атмосферу, угольная зола дает в десятки раз больше радиации, чем если бы по соседству с вами оказалась АЭС. Часть опасных веществ в большой концентрации попадает в воздух, часть – в воду и в землю. После они могут вернуться к человеку и попасть в его организм как минимум через воду, мясо животных или рыбу на столе, и через атмосферные осадки.

Вильданова отмечает: круговорот золы в природе неизменен, но можно его сократить и упорядочить, минимизируя вред от нее окружающей среде и людям. У Кыргызстана пока этого порядка нет.

– Согласно постановлению правительства КР от 15 января 2010 года № 9 «Об утверждении классификатора опасных отходов», по отходам зола не относится к классу опасных отходов – она имеет 4-й класс опасности. Это малоопасный класс, для него не предполагаются специальные условия захоронения. Считается, что экосистема может восстановиться от него после загрязнения через 3 года и менее. Но в других странах зола дифференцируется по своему воздействию. Например, там выделяется отдельно зола от сжигания мазута – от нее экосистема возвращается в норму через 10 лет, – поясняет эксперт.

Сколько золы сейчас есть в Кыргызстане?

Больше всего ее, если судить по данным исследования, приходится на Бишкек и Чуйскую область. Дело в большом золоотвале ТЭЦ под Бишкеком, в золошлаковых отходах от частного сектора и жилмассивов-самозахватчиков. В Кыргызстане же в целом можно встретить несколько типов золы.

– Первый – летучая зола, она напрямую влияет на то, чем мы дышим. Она поднимается с дымовыми газами в трубу. Если там есть золоуловитель, то частицы остаются в нем, – пояснила Вильданова. – ТЭЦ Бишкека имеет высокоэффективные золоуловители, и ее вклад в летучую золу 31% от общего количества ее выбросов в атмосферу. Коммунальные котельные малые не столь эффективного класса очистки вносят 7%. Частные же дома с печами разной эффективности без золоуловителей оказывают наибольшее влияние на то, что в воздух, которым мы дышим, попадает зола – их вклад 62%.

Второй тип – зола, которая смывается в золоотвалы. Самый крупный ее производитель – ТЭЦ Бишкека. Золоотвал ТЭЦ сейчас занимает 192, 7 га плодородных земель Чуйской области. По территории это примерно половина городского парка «Карагачевая роща». На его территории хранится более 1, 6 млн тонн золы. Кроме воздуха, содержимое золоотвалов в виде тяжелых металлов и иных загрязняющих факторов попадает в почву, а оттуда – может оказаться и в подземных водах. Насколько глубоко и далеко загрязнение может простираться – неизвестно. Пока таких масштабных исследований не проводилось.

Опасное для жизни и здоровья место дает работу нескольким десяткам семей из близлежащих жилмассивов. Один из них – «Бакай-ата», первый из жилмассивов Бишкека, появившийся путем самозахвата и внутренней миграции еще в конце восьмидесятых годов. Несмотря на то, что руководство ТЭЦ и местные власти не давали разрешения на застройку санитарной зоны в 300 метров от золоотвала, некоторые дома жилмассива расположены от него в 50-70 метрах. И в «Бакай-ата», и в других близлежащих новостройках люди рискуют жизнью – по данным исследования ВОЗ в 2014 году, те, кто проживает рядом с золоотвалами, имеют риск заболеть раком в 50 раз больше в сравнении с тем, если бы они жили в другом месте.

– Золоотвалы – огромные территории земель, которые отчуждаются и непригодны для чего-то иного, на них тратятся ресурсы. Зола – источник самовозгорания, и регулируется правилами пожарной безопасности. Перед утилизацией она должна остыть, поэтому в ТЭС и ТЭЦ она смешивается с водой, и отводится в специальное место для хранения. Чтобы направить поток золы на золоотвал, на каждую тонну золы уходит 60 кубометров воды и 35 кВт/час электроэнергии. Если перевести на объем вымываемых шлаков в год, то впустую уходит огромное количество воды, – отмечает эксперт.

Если отходы, которые дает ТЭЦ Бишкека и котельные хотя бы как-то можно подсчитать, то золопоток из частного сектора – только очень приблизительно. Золошлаковые отходы высыпают в частном секторе на дороги, чтоб машинам не было скользко ездить зимой, либо их утилизируют в компост, удобряя ими грядки. Нередки и случаи, когда в нарушение действующих норм таких отходы просто высыпают где-то за пределами своего участка – в том числе вблизи рек и каналов. К весне и лету все ядовитое содержимое золошлаковых отходов оказывается в почве, воздухе, воде, в легких местных жителей, в мясе их скота и птицы, в плодах и овощах с огородов, которые эти самые жители потом едят.

По оценкам специалистов, частный сектор Кыргызстана ежегодно производит более 100 тыс тонн золы в год. Сколько ее может быть накоплено в стихийных импровизированных отвалах – неизвестно. Кроме угольной золы, в этих отвалах может содержаться и токсичный остаток от сожжения бытовых отходов. Зимой у многих кыргызстанцев в топку с углем идет все – от очистков овощей до памперсов, пластиковых пакетов, покрышек и швейных лоскутов.

Кроме того, есть в кыргызском воздухе и простая, обыкновенная угольная пыль, которая поднимается от разработок 41 месторождения угля в стране. Объем такой пыли – более 3 тыс тонн в год. Сколько пыли дает уголь по пути от месторождения до точек продажи, и сколько он выделяет пыли на массовых точках продажи – не знает никто.

В целом же выходит, что каждая тонна угля наносит Кыргызстану вред на более чем 21 доллар США. И каждый год Кыргызстан с помощью угля наносит ущерб природе и окружающей среде примерно на 50 млрд долларов США.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру