Национальная самобытность: О жизни уйгуров в Кыргызстане

Какому этносу принадлежит традиция заваривать солёный чай? Что такое машряп? кто был в свите легендарного Чингизхана? Обо всём этом и многом другом мы поговорили с Аскаром Касымовым, председателем Общественного объединения уйгуров в Кыргызстане «Иттипак» (Единство).

Национальная самобытность: О жизни уйгуров в Кыргызстане

Главное – это содружество

– Аскар Тумурчинович расскажите, пожалуйста, каковы основные направления деятельности уйгурской диаспоры в КР?

– Наша община существует уже очень давно с 1989 года. Уйгурская диаспора в Кыргызстане живет активной жизнью, тесно взаимодействуя не только на территории республики, но и со своими соотечественниками в других странах. Ведь у многих там проживают родственники. Этнокультурный центр объединения находится в здании Министерства культуры, где располагается Ассамблея народов Кыргызстана. Здесь более восьмидесяти этнопредставительств различных национальностей. Основная цель которых, состоит в сохранении и развитии основных элементов национальной культуры, в нашем случае уйгурской, а также языка, религии, фольклора, традиций, обычаев. Главный же общий приоритет – это стабильность нашего государства, содружество всех этносов, проживающих в стране.

Конкретно наша диаспора работает сразу в нескольких направлениях. Есть комитеты по делам молодежи, культуры, спорта и т.д. Проводятся всевозможные мероприятия, способствующие сохранению родного языка – это очень важно.

Межэтнические вопросы выдвигаем на первый план. Да и в целом, когда в стране происходят непростые события, мы не остаемся в стороне. Во время волнений осенью прошлого года обеспечивали горячим питанием тех, кто охранял порядок и защищал государственные и частные объекты от мародёров. Наша молодёжь была в составе дружин. Когда в Казахстане в 2020 году на Кордае произошли межнациональные волнения между этнопредставителями казахов и дунган, мы приютили пострадавших (более пятисот семей), людей, которые оказались без крова, без самого необходимого, да ещё в самый разгар пандемии. Конечно, мы не могли их оставить один на один с бедой. Не только мы помогали, вся Ассамблея подключилась, приложив много сил, чтобы уладить межнациональный конфликт. Понимаете, молодёжь сейчас очень амбициозная. Поэтому мы выезжаем на места, привлекаем к диалогу аксакалов, имамов, проводим разъяснительные беседы. Путём теплой беседы призываем к стабильности. Люди это ценят, шлют нам благодарственные письма.

– А сколько сейчас уйгуров проживает в КР?

– По официальной статистике около 52 000. Но это старые данные, переписи не было. Я думаю, в разы больше, особенно на юге страны. Раньше, по разным причинам, уйгуры записывались как узбеки. В 2010 году многие из них вспомнили о своей национальной принадлежности, указали это и в паспортах своих детей. Полагаю, на юге Кыргызстана сейчас более 200 000 уйгуров. Знаю не понаслышке, сам ездил в те края, чтобы познакомиться с общественностью. Вот, например, в Ошской области есть Кашгар-кишлак, где 95% населения  составляют уйгуры. В Кара-Суу много семей проживают.

– Как представители уйгурского народа ощущают себя в КР? Чувствуют ли они поддержку со стороны властей или, наоборот, притеснения?

– Могу однозначно сказать, что абсолютно никаких притеснений нет. В числе среднеазиатских стран, Кыргызстан – самый демократичный. Здесь власть действительно со своим народом. И уйгуры – граждане Кыргызской Республики. Все наши конституционные права соблюдаются.

Должен сказать, у уйгуров иммунитет выживаемости сохранился с древних времён. Люди строят свое будущее, развивают собственный бизнес. Молодые люди получают хорошее образование, ведь оно фундамент нации и личности! Хотят быть «на уровне», и современные технологии открывают такие возможности. Многие в медиа-пространстве проявляют себя по части культуры, спорта. Помните, как в 90-е было? Бандитизм и прочие нежелательные вещи. Так вот сейчас всё это ушло. Молодёжь поменяла взгляд на жизнь. Теперь у них есть видение своего дальнейшего существования.

– Взаимодействуете ли вы с уйгурскими диаспорами остального мира?

– Да, мы поддерживаем связь с диаспорами Европы, Америки, Канады, Турции и других стран. Учитывая ситуацию с геноцидом уйгуров в Китае, нам, конечно, не безразлична судьба нашей исторической родины и наших собратьев. Мы не можем повлиять на это в политическом плане, но доносить информацию до мирового сообщества в наших силах. Благодаря интернету знаем, что происходит с уйгурами за пределами Кыргызстана. Помимо прочего, у нас есть Всемирный уйгурский конгресс, председатель которого имеет возможность высказываться с трибуны ООН.

– Насколько мне известно, сейчас уйгуры в основном – мусульмане-сунниты. Но так было не всегда, верно?

– Уйгуры – достаточно древняя национальность. У нас вязь своя собственная. Во времена Чингизхана многие из его свиты были уйгурами. Об этом говорят востоковеды, Гумилёв о том же писал. Археологические раскопки также свидетельствуют о глубоком уйгурском следе. Если же говорить о верованиях, то до прихода последнего пророка Мухаммада, наши предки были идолопоклонниками. Существовало язычество и многобожие. Стыдиться тут нечего – это часть истории. Но уже более шестисот лет уйгуры – мусульмане.

– А как насчёт брачного союза? Он должен заключаться строго между единоверцами? Сегодня такого правила придерживаются?

– Конечно, нет. В современном мире мусульманин может жениться на православной. Ислам не против союза с любым человеком, если тот набожен. Творцу достаточно того, что ты просто верующий. К сожалению, некоторые религиозные люди подходят к вере фанатично. На этом определённые силы и спекулируют. Вербовщики террористов говорят «воин Аллаха», но так ли это? Аллах не нуждается ни в воинах, ни в чём-то другом! Нуждаются только люди. Я никогда не смирюсь с терроризмом. Ведь это абсолютно не присуще мусульманам! Великий грех – отнять жизнь.

Культурные традиции

– Раньше во главе поселения уйгуров стоял джигит-беши…

– Это такая должность, вроде старосты. Если где-то похороны случились, он объявляет о сборе средств для помощи семье умершего. Или где-то конфликт произошел, он идёт в тот дом и призывает к мирному решению вопроса. Помогает улаживать споры по части деления имущества, наследства. Понимаете, джигит-беши – это человек, обладающий авторитетом, пользующийся большим уважением. К нему прислушиваются. Так было испокон веков. Вот и в структуру «Иттипака» входят джигит-беши.

– А что вы можете рассказать о таком культурном явлении как «машряп»?

– Это предмет гордости. Своего рода институт, который выполняет коммуникативную, просветительскую, воспитательную функцию. Сюда включено абсолютно все: образ жизни молодых людей, этика, культура, история, философия, родной язык. Машряп – это сообщество сверстников-мужчин, которые проживают рядом и имеют общие интересы. Это круг друзей, готовых прийти на помощь и в радости, и в беде. Иногда люди одного «машряпа» бывают друг другу ближе родственников. Там строгие правила. Каждый участник должен соблюдать определенные требования: не опаздывать, приходить на встречу в тюбетейке «доппе» (национальном головном уборе, – прим. авт.), опрятно одетым. Запрещено пользоваться ненормативной лексикой, нельзя без разрешения джигит-беши покидать собрание, даже выйти покурить. Иначе это может быть расценено как проявление неуважения. Если же человек ведёт себя совсем неподобающим образом, его могут выгнать из «машряпа». Этим он заслужит всеобщее презрение. За нарушения правил налагается заранее оговоренный штраф. Общение зачастую идёт на родном языке. У сообщества  есть касса гуманитарного направления, средства из которой направляются погорельцам, старикам, нуждающимся. Это делается подконтрольно, по общему решению. И конечно, если у кого-то из участников возникают сложности, все остальные приходят ему на помощь. 

У женщин есть свой аналог сообщества – «чаи». У них свои порядки. Но и там, конечно, обсуждают насущные проблемы. Оказывают помощь и поддержку.

– Вы сказали, что уделяете большое внимание родному языку. А как уйгурский язык поживает сейчас в мире?

– В мировом масштабе особых проблем с языком уйгуров нет. Однако замечу, в Казахстане дела обстоят лучше, чем в Кыргызстане. Там есть действующие уйгурские школы. Даже уйгурский театр, своя газета. Впрочем, у нас тоже газета выходит раз в месяц – написана уйгурской вязью и уйгурской кириллицей. Они призваны поддерживать национальный дух и информировать диаспору о том, что происходит на исторической родине. Я считаю, если есть печатный рупор, значит, есть нация. Пускай даже издание не слишком востребовано у молодёжи…

Разнообразие блюд

– Не могу не спросить про кулинарное искусство, ресторанный бизнес.

– Кухня уйгуров настолько обширна и богата, что мы можем с гордостью сказать, она действительно нравится многим. Конкуренция подталкивает к росту качества. Продумывается всё, вплоть до дизайна помещения, посуды. Вы наверняка замечали, что в кафе официанты обычно в национальной одежде. Колорит должен быть. Тогда человек уже не просто удовлетворяет чувство голода, он получает эстетическое удовольствие.

– А какие у вас любимые блюда? Что готовили в вашей семье?

– Самое любимое – это лагман. Я из многодетной семьи. Моя покойная мама не могла яичницу на всех пожарить. В больших семьях готовили сытные мучные блюда, чтобы ребёнок поел и до вечера был сытым. Пить предпочитаю солёный «Аткян чай» с молоком или сливками – классный и сытный напиток. Он больше похож на некий бульон. К нему пекут специальные лепешки в тандыре. Мама бывало напечет их на неделю! Так мы и питались. Человеку с непривычки может показаться странным, что чай солёный. Но попробовав, привыкаешь, и уже сложно отказаться. Сейчас в каждой уйгурской семье «аткян чай» стоит наравне с кофе. Чаще всего в семьях готовят мясные блюда – лагман, ган фан, пекут самсы, сяй.

А слышали вы когда-нибудь о таком блюде как пельмени из клевера? Очень вкусно и полезно! Используются молодые ростки растения. Я замечаю, как только в кафе появляется это блюдо, значит теплые дни уже не за горами.

– А какая черта уйгурского народа, на ваш взгляд, проявляется ярче всего?

– Я думаю, гостеприимство. Если на пятницу приглашены гости, то тщательная подготовка начинается уже с понедельника. Уборка, смена обстановки, будто свадьба предстоит! И так каждый раз, представляете? Во времена моего детства во многих семьях так было: бабушки, мамы прятали конфеты, сахар-рафинад и приговаривали: «Не трогай – это гостям!». Каким именно гостям – никто еще не знает, но всем известно, что гость, так или иначе, будет.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №15 от 14 апреля 2021

Заголовок в газете: Национальная самобытность

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру