Почему женщины в Кыргызстане молчат о секс-домогательствах

11.12.2019 в 00:09, просмотров: 3948

Пошлые шутки, предложение поужинать от начальника, попытка преподавателя потрогать за колено на зачете, чужие руки под пальто в общественном транспорте… С такими ситуациями сталкивалось большинство женщин.

Почему женщины в Кыргызстане молчат о секс-домогательствах

В ряде стран за харассмент привлекают к ответственности на законодательном уровне. В Кыргызстане такой практики пока нет, однако ряд депутатов продвигает законопроект, который поможет защитить сотни тысяч женщин от унижений и сексуальных посягательств.

Молчать нельзя говорить

О готовящемся документе стало известно в октябре. Депутат Эльвира Сурабалдиева сообщила, что инициатива исходит от нее, а поводом стала неприятная ситуация, которая произошла с женщиной в лифте «Белого дома» годом ранее. Тогда неизвестный мужчина попытался «позаигрывать» с Сурабалдиевой в закрытом помещении.

После того, как ситуация получила огласку, на имя депутата поступило огромное количество обращений от девушек и женщин, которые пережили аналогичные ситуации. Говоря о законопроекте, парламентарий подчеркивала, что проводятся исследовательские работы, а некоторые коллеги в Жогорку Кенеше отмечают, что законопроект попросту не пройдет.

Спустя месяц результаты исследований озвучили. Собранные данные шокируют: почти каждая вторая женщина в Кыргызстане хотя бы раз подверглась сексуальным домогательствам. 21 процент опрошенных подчеркнули, что терпят поползновения в свой адрес регулярно. Многие из респонденток задумывались о суициде.

По словам эксперта – социолога Чинары Биялиевой, Кыргызская ассоциация женщин-судей анонимно опросила 877 девушек из 4 населенных пунктов. В анкетировании участвовали жительницы Бишкека, Оша, Кара-Балты и Токмока. Более 70 процентов из них ответили, что проблема сексуальных домогательств (СД) в стране есть.

– Везде картина с домогательствами одинаковая. Мы опросили государственных и муниципальных служащих, сотрудников правоохранительных органов, работниц бюджетных и частных организаций, студенток Оша и Бишкека. СД пережила каждая 4 опрошенная женщина. Однако перекрестные вопросы показали, что больше 20 процентов респонденток, прошедших этот опыт, не захотели раскрыться. Если сложить результаты, почти каждая вторая кыргызстанка была подвергнута сексуальным домогательствам. Преимущественно это женщины от 20 до 38 лет, одинокие, разведенные, занимающие должность рядовой сотрудницы, – отмечает Биялиева.

Чаще всего вольности в отношении девушек позволяет руководящий состав: 25 % - руководители среднего звена, 19 % - главы организаций. Сообщать о происходящем внутри коллектива многие женщины боятся. Примечательно, что ни одна из жертв посягательств не сообщила об этом в правоохранительные органы. Причиной стало недоверие к милиции.

– Как часто происходят СД? 36 % отметили, что это было один раз. 43 % - периодически повторяется, 21 % - постоянно. Важно сказать, что были выявлены не только случаи домогательств. 1,3 % опрошенных признались, что их изнасиловали, но об этом никто не узнал, никого не наказали… Самая главная проблема – женщины не знают, куда и к кому обращаться. Они боятся общественного порицания, хотят спокойно учиться или работать на прежнем месте, – говорит эксперт.

По мнению опрошенных женщин, СД происходят из-за безнаказанности. Были респондентки, которые подали заявление в милицию, однако связи и влияние руководства заставили от претензий отказаться. Что вышло в итоге?

– 6 % студенткам пришлось перейти в другой вуз;

– 24, 3 % женщин уволились;

– 16% смогли дать отпор;

– 8 % стали постоянными жертвами

– 57 % до сих пор испытывают подавленность, депрессию, считают себя виновными.

88 процентов отметили, что чувствуют себя бессильными.

– В среднем, как показало исследование, СД в госорганах КР достигает 80 процентов. Это огромная цифра! 76 процентов женщин отметили, что никому бы не рассказали про СД. 66, 2 % посчитали, что сами виноваты – не так оделись, красивые, не так посмотрели… 86 процентов не хотели бы раскрывать свои имена, опасаясь общественного порицания. Они не верят, что исследование что-то изменит, и в стране введут наказание за непозволительное поведение, – подчеркивает Биялиева.

«Нормальное» явление?

Примечательно, что не все виды посягательств сами девушки считают таковыми. Большинство опрошенных отметили, что не воспринимают как СД непристойные шутки и анекдоты, повышенное внимание, комплименты и восторги.

В числе видов явных проявлений СД были отмечены:

– Прикасания к груди и ягодицам;

– Активное домогательство вплоть до изнасилования;

– Попытки поцеловать;

– Демонстрация непристойных жестов с намеком на интимную связь;

– Прижимания во время рабочего процесса;

– Приглашения на ужин с определенными намерениями;

– Навязывание в соцсетях, комментарии относительно фигуры.

Самыми же распространенными на практике оказались следующие формы СД:

– Девушкам говорили, что они нравятся;

– Комментировали их фигуру;

– Пытались обнять;

– Пытались организовать ужин;

– Предлагали услуги в обмен на интимную связь.

Подобное поведение стало проблемой для 78 процентов студенток и 68 процентов работающих женщин. Даже в том случае, когда пострадавшая заявляет о произошедшем, руководство организации предлагает решить проблему мирно. Коллеги советуют применить «женскую хитрость» или уволиться.

– Самое противное, что коллектив над этим смеялся. Все видели, что начальник позволяет лишнее, но, когда я возвращалась к работе, сотрудники отпускали шутки, пытались выяснить, «как он там, как мужчина». Мне было не весело. Руководитель позволял себе обнимать за талию, приглашать к себе на колени, трогал за грудь и попу. На мои возмущения говорил: «Да ладно, тебе же самой нравится!». Я перестала носить юбки и платья, но это не помогло. На каждом празднике сотрудники шептались за спиной, что я к нему когда-нибудь домой уеду. До слез было обидно. Поползли слухи, начались проблемы с мужем. Вместо слов поддержки я услышала, что легкодоступна. Мол, а почему именно к тебе такое внимание? Спустя 2 года после этого мы развелись. Вот так безнаказанность разрушила мою семью, психику. Я избегаю мужчин, они мне противны, - поделилась с корреспондентом «МК-Азия» 33-летняя Алена (имя изменено).

Похожая ситуация произошла с 25-летней Айжаной (имя изменено). После учебы в университете девушка устроилась в госучреждение. Спустя три месяца руководитель намекнул, что карьерный рост возможен только через его постель.

– Я, вчерашняя студентка, не сразу поняла, что понравилась начальнику. Думала, что повышенное внимание связано с тем, что только начинаю работать. Он хвалил, подсказывал, когда что-то было непонятно. Я думала, что он хороший человек. Потом он предложил подвезти после работы. Один раз согласилась. Где-то через пару недель позвал на ужин. Вот здесь я начала сомневаться в его намерениях. Как-то раз он позвал в кабинет, сказал, что я красивая и нравлюсь ему. Спросил, нравится ли он мне. Я молчала, не знала, что ответить. Тогда он притянул меня к себе, попытался поцеловать. Я отвернулась, он гладил по голове и говорил, что я далеко пойду, если буду с ним. Я убежала. Плакала весь вечер, вспоминала его руки на себе. Это очень противно, он в отцы мне годится! Я продолжаю работать в этой организации. Стараюсь избегать. Он иногда пишет, смотрит. Противно, но что делать. Он же не изнасиловал, чтобы заявление писать, - разводит руками Айжана.

Коллеги-мужчины, как отметили собеседницы, ничего плохого в действиях руководителя не увидели. Как и однокурсники, когда СД переживала студентка одного из популярных в столице вузов.

– Преподаватель сразу начал меня выделять. Давал темы докладов, предлагал свою помощь. Как-то мы остались разобрать курсовую. В аудитории были вдвоем, он сел очень близко. После начал гладить по ноге. Думала, что показалось. Не показалось. Когда не убрала его руку сразу, он поднялся выше. Шок. Была заметна его эрекция. Спросила, что он делает. Ответил, что делает мне приятно. Старалась его избегать, а группа просто смеялась. Никто даже не думал заступиться. Думала об отчислении. Мне было противно каждый день сталкиваться с этим человеком. Но уйти из института, за обучение в котором родители платили немалый контракт, я не могла. Они простые рабочие, долго копили. Жаловаться? А кому? Декану? Вы помните историю похожую, когда один из преподавателей писал непристойности студенткам? Чем закончилось? Ничем. Вот и я терплю. Хорошо, что до выпускного год остался, – рассказала Мария (имя изменено).

Что делать?

По результатам исследования экспертное сообщество выработало ряд рекомендаций. Госорганам посоветовали выполнять международные обязательства в сфере гендерного равенства и защиты прав женщин, следовать международным стандартам и внести в национальное законодательство понятие сексуального домогательства, предусмотреть эффективные механизмы для предотвращения и защиты от СД. Также предложено проводить широкие информационные кампании среди населения, формирующие нетерпимое отношение к проявлениям СД, сформировать осознание того, что домогательства – одно из проявлений насилия в отношении женщин и преступление против их чести и достоинства.

Законопроект об антихарассменте, ставший первым шагом к реальной защите кыргызстанок, парламентарии будут продвигать дальше. Ряд депутатов ознакомился с опытом Грузии, теперь механизмы борьбы с СД будут адаптировать под реалии Кыргызстана.

– Мы будем бороться за данный законопроект. В 21 веке мы требуем одного – уважения прав и личных границ. Права женщин – это права человека, многие об этом забывают, – отметила депутат Жогорку Кенеша Айсулуу Мамашова.

О том, что после принятия инициативы изменится отношение общества сказала и Эльвира Сурабалдиева.

– После инициации законопроекта многие благодарили за то, что подняли эту тему. Я не хочу, чтобы девочки, девушки, женщины столкнулись с таким отношением. Когда я прочитала исследование, каков процент тех, кто думает о суициде… Таких вещей в нашем обществе быть не должно. Девушки не должны выбирать между карьерой и обстоятельствами. Мы должны создать все условия для того, чтобы они спокойно работали, развивались. Законопроект нужен для того, чтобы внесли понимание, что женщине не приятно, чего быть не должно. Я думаю, когда эти понятия будут внедряться в общество через законопроект, многие будут более осознанно относиться, – резюмировала депутат.

Девушки же, пережившие СД, просят общественность проявить понимание. Не поддерживать потенциальных насильников, а вставать на защиту коллег и однокурсниц.

– Если бы отношение общества было другим, тысячи девушек открыто заявили бы о пережитом. Указали имена, должности, названия организаций. Пока же я боюсь озвучить эту информацию. В интернете был флешмоб «MeToo», в котором жертвы СД рассказывали о произошедшем. Было бы здорово, если подобное введут у нас. Тогда наши голоса, возможно, услышат и предпримут реальные меры. На нашем месте могут оказаться ваша дочь или сестра. Задумайтесь об этом, – заключила Айжана.