Как кыргызстанцев пугают бензопилой и почему им это нравится

26.11.2019 в 16:33, просмотров: 1106

Скрежет цепей и оков. Жужжание бензопилы и леденящий душу смех мучителя. Оказавшись в длинном коридоре, вы можете полагаться лишь на интуицию. Впереди – темнота и неизвестность. Походит на сюжет фильма ужасов, верно?

Как кыргызстанцев пугают бензопилой и почему им это нравится

А меж тем, такие сцены уже несколько лет разыгрываются в столице. Бишкекчане добровольно сдаются в руки «маньяка» и выходят оттуда…Абсолютно счастливыми!

Считаю до пяти

Забава, щекочущая нервы и заряжающая любителей адреналина эмоциями, называется хоррор-квест. В темных помещениях команды должны не только найти выход из бункера, но и не разозлить его хозяина – маньяка. У последнего, к слову, в руках весьма обширный арсенал: ножи, пилы, электрошокеры, спирт, который проливают и поджигают под ногами гостей, маска и парочка удушающих приемов. Последние применяют к особо буйным «жертвам».

Что еще хранит в себе темное помещение? Что ждет тех, кто ослушается? Почему тысячи кыргызстанцев, вырвавшихся из рук «мучителя», возвращаются туда снова? На эти вопросы попыталась ответить корреспондент «МК-Азия», отправившись исследовать зловещий бункер.

Еще у входа в подвальное помещение становится жутко. Винтовая лестница плохо освещена, а там, где играет команда, света нет и вовсе. Зато отчетливо слышны крики и смех. «Это спецэффекты, кричать игроки начнут чуть позже», - объясняет мне ассистент, подавая руку. Путь к операторской лежит через тьму.

В маленькой комнате стоит монитор, отображающий происходящее в подвале. На нем мелькают несколько локаций. Присматриваюсь к первой. Под камерами у стены сидит паренек и боязливо вглядывается во тьму. В другой комнате человек пристегнут к столу, в третьем помещении расположился стул с прикованным к нему смельчаком. Секунда и крики игрока заглушают музыку. Тому, кто зафиксирован на столе, не повезло: маньяку не понравилась попытка парня вырваться из оков. Теперь ему предстоит ответить за опрометчивый поступок. Человек в жуткой маске обходит столешницу, в камере мелькают искры. «Это электрошокер. В полной тьме кажется, что им сейчас ударят. На деле же он нужен для звуковых эффектов» - объясняют мне.

Маньяк, тем временем, из кадра пропадает. Дверь в операторскую скрипнула. Мужчина, пугавший игроков, стоит за спиной и набирает в шприц жидкость из баночки. Рука непроизвольно дернулась. Даже при освещении актер в образе выглядит жутковато. Набрав спирта в шприц, парень поспешил вернуться в помещение. А для одного из игроков в скором времени начнется «шоу с огнем». У его ног сделали небольшую дорожку из горючего вещества. Щелчок зажигалки и крепкий мужчина начинает прыгать так, как в 90-е годы девчушки через резинку не скакали. А маньяк, довольный собой, идет пугать очередную жертву. Спустя некоторое время у нашей «безопасной» двери послышались крики и топот. Это игроки собрались все вместе и, наконец, освободились из заточения.

«Не знаешь, чего ожидать. Полностью темно, приходит мысль о том, что все равно умрешь. Когда меня к стулу привязали, одной рукой мог двигать, освободиться. Но делать этого не стал. Рука свободна, а голова нет. Кричал много, шокером пугали. Эмоций через край, сильнейший адреналин. Все понравилось», - делится со мной Руслан, который несколько минут назад покинул «пыточный» стул.

Прошу работников показать мне комнаты, в полной уверенности в том, что выйти корреспонденту будет просто. Договариваемся о мини – экскурсии по нескольким локациям. Меня берут за руки, ведут в кромешную тьму. «А свет включить? Не видно же ничего!» - прошу ассистента. Планы на меня были другими… «А теперь жди, за тобой придут» - шепнули мне и покинули помещение.

Темнота. Пахнет сыростью. Смеюсь, удивляясь своей наивности, пытаюсь идти тем же путем, которым меня завели. Конечно, ничего не выходит: в полной темноте даже вытянутых предусмотрительно рук не видно. А за спиной послышались шаги. Секунда, и меня придавливают к стене, на шее сжимается рука. Отмечу, что боли не было, но эффект неожиданности заставил данный природой инстинкт самосохранения в панике освобождать шею от чужих рук. Смеюсь, прошу меня выпустить. «Считаю до пяти», - хриплым голосом произносит актер. Или маньяк. В подвале грань между реальностью и вымыслом стирается. Понимаю, что время мне выделили для того, чтобы убежать. Спотыкаясь, пытаюсь скрыться, но на плече оказывается тяжелая рука. «Хочешь полетать?» - спрашивает меня преследователь, параллельно скрещивая мои руки на плечах. Спустя пару секунд мое тело совершает «перелет» через себя, а маньяк, завершив тест-драйв журналистской психики, ведет меня к свету.

Где нет морали и границ

Оказавшись на диване операторской, пытаюсь отдышаться. Властитель подвала уже снял маску, в миру это совершенно не страшный мужчина, который первым в Кыргызстане реализовал идею квестов в жанре Хоррор. По словам Константина Кононенко – организатора и учредителя квеста - логово маньяка функционирует почти 4 года.

- Идею привез из Москвы, там в этой сфере работал. Первое время друзья пальцем у виска крутили – мол, наши люди этого не поймут. Через несколько месяцев жали руку и говорили, что всегда в меня верили, - смеется Кононенко. – Первое время было сложно донести до людей идею, но после многие втянулись, ажиотаж был бешеным. С тех пор мы навели немало шуму. Сейчас у нас много последователей, правда, большинство квестов, которые открываются, живут до полугода

- С чем это связано?

- Опыта мало. Я работал в топовых квестах Москвы, это немного другой уровень. Здесь, когда хотят открыть, идут ко мне. Проходят квест и пытаются сделать что-то свое. Нет обширной картины видения всего этого. Они пытаются скопировать фишки, придумать что-то свое, не вкладывают в проекты ни сил, ни души, ни бюджета. Поэтому и прогорают.

- Квест предполагает несколько режимов. Чем они отличаются?

- Режимов около 10, самый легкий – детский. Он принимает гостей от 6 лет. Там, по сути, нет ничего страшного. Актер выступает в роли аниматора, они рисуют, поют песни, танцуют… И дальше по нарастающей. Есть такой интересный режим, как «Прятки». Там команда получает право при полностью освещенных локациях найти укромное место в течение секунд 30 и спрятаться, после выключается свет, и персонажи, которые там участвуют, ищут их. Если ловят, то кому-то сильно не здоровится, - улыбается Константин.

- Среди режимов есть «Реализм». Можно пару слов о нем?

- У нас есть постоянные команды. Они были больше 40 раз, нужно чем-то удивлять. Для них порка ремнем – детский сад. Люди сами спровоцировали нас придумать этот режим. Они хотят чего-то жесткого, более реалистичного. Мы придумали режим, в котором нет никаких границ, рамок, морали… Там, по сути, люди реально попадают в логово к маньяку. Они получают жесткий контакт, специфические виды пыток, которые не встретят нигде. Плюсом ко всему этому они получают унижение со стороны маньяка. Они представляют себе не актера, а уже настоящего мучителя, которого заводят слезы и мольбы…

- Каждый на боль и страх может отреагировать по-своему. Вы подход к игрокам индивидуально находите?

- Большинство людей на те или иные виды страха реагируют примерно одинаково. Боль, как таковую, мы людям не причиняем. Она может быть только в том случае, если команды этого попросят. Некоторые приезжают и говорят: «мы хотим, чтобы была прям жесть». Тогда они получают то, что хотят. Клиент же всегда прав. Ты анализируешь игрока. Я примерно чувствую, что человек хочет, и даю ему это. Вопиющий случай был единожды. Игрок из команды захотел жести, по сути ничего еще не было, но он стал кричать, что его чуть не убили. Мне кажется, что это была «утка» конкурентов. 99 процентов людей выходят абсолютно счастливыми. Когда мы только открылись, некоторые были очень недовольны. Говорили, что мы аналог «Синего кита», после нас люди жизнь самоубийством покончить хотят… Но, у любой команды, которая выходит после нас, вырывается фраза: «Блин, я теперь жизнь люблю!».

- Отношение людей в целом больше негативное или позитивное?

- Первые полгода было много негативного. Были комментарии, что это сатанисты, наркоманы, что это бесчеловечно… Сейчас такого практически нет. За это время мы довольно широко охватили рынок, многие, даже не бывав здесь, от друзей, из интернета, примерно понимают, что такое квест.

- Сколько человек у вас в команде?

- По-разному бывало. Сейчас штат небольшой, 3-4 человека. Напугать нас и двоих хватит. Есть стандартный набор инструментов: большой нож, шокеры, стол циркулярный, бензопила, с огнем работаем… Это все безопасно. Если бы было не так, то давно бы уже были жертвы, пострадавшие. А их нет.

- Как вы думаете, что двигает людьми, которые идут к вам?

- У многих работа однообразная, бывают напряженные ситуации: с начальником поругались, проблемы… Здесь люди эмоционально разгружаются. Они прокричатся, проплачутся и довольные возвращаются обратно на работу. Фишка квестов не в жесткости, а в разнообразии сценариев. За неполные 4 года у нас было около 10 проектов, сейчас рабочих два. Они очень сильно отличаются друг от друга. Это как в фильмах с маньяками и призраками. То же самое у нас в квесте. Если это маньяк, то идет контакт с актером. А в том к людям не прикасаются, там спецэффекты, как в фильмах про призраков.

- Можно ли сделать вывод, что квест – это способ преодолеть страх?

- Само собой. Это борьба с клаустрофобией, с боязнью темноты, с арахнофобией. В темноте человеку не объяснишь, что змея ненастоящая. Даже страх быть пойманным маньяком преодолевается. Было много команд, которые боялись просто зайти, отказывались играть, а после осмеливались, приходили на режимы серьезнее, а после бродили здесь, как у себя дома. Люди страх преодолели, - улыбается собеседник.

За дверями, несмотря на позднее время, уже ждала вторая команда. Актеры квеста работают круглосуточно. Ночью, судя по обилию звонков, начинается разгар смены. Константин, надев маску, пошел в подземелье. Заревела бензопила, качнулись цепи. Игра на выживание началась.

Мнение специалиста

Эмоции от игры действительно колоссальные. Даже пяти минут наедине с «маньяком» мне хватило на то, чтобы пребывать под впечатлением пару часов. Как рассказали организаторы, команды знают, на что идут. Да и режимы есть легкие. А не навредит ли игра неподготовленным? Что по поводу такого досуга думают эксперты? За комментарием мы обратились к клиническому психологу, психодиагносту, тренеру программ по развитию личности Алле Клеваковой.

«Человек может подсесть на адреналиновую зависимость. Почему люди кричат, смеются, довольными выходят? Действие адреналина. Эта зависимость не сильно отличается от любой другой. С каждым прохождением подобного испытания повышается порог чувствительности, и человеку требуется все больше и больше ужасов, чтобы получить удовлетворение. Оно может прийти и из других сфер жизни – прыжков с парашютом, драк… Все это – стремление выплеснуть внутреннюю агрессию, напряжение, получить адреналин. Я считаю, что те квесты, где есть насилие, агрессия, нарушение границ - опасны. Люди, которые идут на пытки намерено – это садомазохистические личности, которые получают удовольствие от того, что над ними издеваются.

Надо сказать, что просмотр ужасов и участие в хоррор-квестах – это попытка разобраться с собственными ужасами, выплеснуть эмоции, реализовать кошмары в бодрствовании, получить адреналин, расшевелить некую беспокоящую человека тему.

К примеру, классическая история фильмов ужасов заключается в том, что главный герой обычно побеждает монстра, маньяка, вырывается и остается жив. Просматривая фильм, мы вместе с ним «убиваем» монстров – страх попросить повышение, нелюбимую работу, усталость от недостатка денег – то, что нас беспокоит. Если девушка хочет попасть на квест с маньяком, то, вероятнее всего, в ее голове уже поселилась история, в которой ее поймали и удерживают, а в квесте она может вырваться и спастись. В определенном смысле квест - это возможность прокричаться. В обычной жизни кричать от того, что нет возможности выплатить кредит или злость на начальника появилась, люди не могут, а там эти эмоции выплескиваются. Я думаю, что любой квест должен быть протестирован психологом, группой специалистов, чтобы дать добро, кто и с каким типом нервной системы может участвовать в этих мероприятиях», - резюмировала собеседница.