Владимир Плужник: «Судебной реформы в Кыргызстане не было»

18.06.2019 в 16:54, просмотров: 864

Сегодня, 18 июня, в столице Кыргызстана в очередной раз обсудили ход и проблемы судебной реформы, начало которой было положено почти 9 лет назад. За это время было много разговоров о ряде новшеств на самых высоких уровнях, последние недовольства как рядовых граждан, так и экспертного сообщества были вызваны новыми кодексами, действующими с начала этого года.

Владимир Плужник: «Судебной реформы в Кыргызстане не было»

Казалось бы, за столько времени судебную систему вполне можно было бы вывести на качественно новый уровень, однако директор единого правового центра «Вигенс» Владимир Плужник высказал мнение, что судебной реформы в стране не было вовсе.

«Судебной реформы не было. Почему? Кроме материально-технического обеспечения, новой процедуры избрания судей и законов ничего не изменилось. Почти во всех судах установлены камеры и микрофоны. Кроме Верховного суда они везде покрылись пылью. Мы делали запрос на предоставление записи заседания, но нам сказали, что они (камеры) не пишут. Многие секретари перепечатывают решения судов вручную, хотя их можно было бы брать с районных судов в электронном формате. В итоге мы получаем решения судов спустя 10-20 дней после установленных гражданско-процессуальным кодексом сроков. Вот и материально-техническое обеспечение. Мы оттолкнулись от нуля и пришли к единице», - отмечает Владимир Борисович.

В подтверждение своих слов о том, что за период затянувшейся реформы положительных подвижек произошло мало, эксперт зачитал целый список того, что необходимо в системе исправить.

«Судьи повсеместно нарушают сроки принятия искового заявления в производство. Люди звонят по телефонам, но они не работают. Сейчас большое количество споров со строительными компаниями. Судьи не принимают исковые заявления в производство пока истец не заплатит 5 процентов пошлины от стоимости квартиры, которую он и так не получил. Мы вынуждены потом в горсуде оспаривать определение, возвращать исковое заявление, а в этот момент стройкомпании распродают все имущество и судиться становится бесполезно. Далее – сроки рассмотрения гражданских дел. По законодательству они составляют 3 месяца. На деле же это растягивается на 6, 10 месяцев. Вопросы есть и к критериям (по которым оценивают профессионализм) экспертов, которые допрашиваются судьями во время процессов по гражданским делам. Какими знаниями они обладают, какими документами это подтверждено? Приходит байке, который говорит, что эксперт в области ремонта машин, потому как работает на СТО. Всё, он - специалист и даёт показания. Критериев оценки нет», - сетует юрист.

Проблема, по словам Плужника, есть и с допросом свидетелей.

«Свидетелем может быть только то лицо, которому известны факты по гражданскому делу. Судьи же допрашивают свидетелей и выносят решение на основании того, что человек просто где-то что-то услышал. Приведу пример: свидетель дает показания о том, что истец в момент выдачи лицензии пил спиртные напитки или алкоголизировался, если говорить на юридическом языке. На основании этих показаний выносится решение о том, что истец не мог отдавать отчета своим действиям, и это заключение сделано на основании свидетельских показаний. Отменена доверенность и все договоры. Что это такое?» - задается вопросом эксперт.

Отметим, что в списке оказались целых 22 пункта.

Напомним, что помимо новых кодексов, в которых было обнаружено немало пробелов, критике общественности и специалистов подверглись решения, вынесенные рядом судей. Самыми спорными стали иски Алмазбека Атамбаева о защите чести и достоинства, в результате которых журналистов обязали выплатить огромный уже экс-главе государства ущерб. Вопросы у кыргызстанцев возникли и совсем недавно: вновь зазвучало дело об освобождении из мест лишения свободы криминального «авторитета» Азиза Батукаева, которому был поставлен диагноз онкология. Несколько лет назад выяснилось, что здоровью преступника серьезный недуг не грозил, однако привлечь к ответственности «виновных» в незаконном освобождении Батукаева решили только сейчас: под стражу, пусть и ненадолго, заключили нескольких медработников и занимавшего на тот момент пост вице-премьер - министра Шамиля Атаханова.

Примечательно, что за круглыми столами, в которых принимали участие представители международных компаний, выделяющих немалые средства на реформу, уполномоченные лица страны говорили о гуманизации. Несколькими месяцами позже мужчине, у которого не было денег на лекарства детям, и который попытался оставить куртку в залог аптекарю, а после отказа вынул их из кассы (после вернул и получил прощение фармацевта), дали 5 лет тюремного срока. Выходит, гуманизация в стране для избранных и удобных? А для кого же тогда реформа, получившая такое количество критики?