Как наладить отношения милиции и гражданского общества?

15.10.2018 в 15:19, просмотров: 525

В детстве, пожалуй, каждый ребенок с уважением и придыханием наблюдал за полицейскими в известных сериалах. Мальчишки мечтали вырасти и надеть красивую форму, бороться с беззаконием, ловить преступников и быть любимцами общественности. Но дети выросли и столкнулись с иной реальностью: те, кому удалось заслужить погоны, нередко терпят насмешки и пренебрежительное отношение вместо почета, а обратившиеся к милиции за помощью жалуются на «оборотней в погонах» и намеки на материальное вознаграждение. Взрослая жизнь оказалась далекой от сериалов.

Как наладить отношения милиции и гражданского общества?

Барские замашки

Можно ли «примирить» правоохранителей с гражданским сектором и поднять авторитет тех, кто несмотря на море критики продолжает стоять на страже прав и свобод? Этот вопрос эксперты обсудили на прошедшем в столице круглом столе. В ходе обсуждения непростых взаимоотношений правоохранительных органов с общественностью, которые, увы, далеки от идеала, собравшиеся специалисты пришли к выводу, что причин взаимного неуважения несколько.

Первая из них – заметное деление кыргызстанского общества на касты: обеспеченные граждане привыкли к безнаказанности, а их высокопоставленные родственники зачастую решают «проблемы с милицией» парой звонков. Вот и получается, что когда «незаконный вопрос» обеспеченного человека решается максимум несколькими встречами в кабинете милиции, а та же самая ситуация для простого работяги заканчивается судом и вполне реальным сроком, то в объективность людей в погонах верить перестают.

– Недавно меня остановили за превышение скорости на трассе, вдали от поселков, жилых домов, школ… Я ехал со скоростью 72 километра в час, в машине – дети. Сотрудники дорожно-постовой службы уверяли, что на этом участке стоит ограничение в 60 километров. Пока мы спорили о том, зачем здесь подобный знак, мимо нас на огромной скорости пролетел новенький внедорожник. Инспектор сделал вид, что не заметил его. На мой логичный вопрос «почему вы его не остановили?» мне посоветовали отвечать за себя.

Или возьмем ситуацию с пьяными водителями: кто-то говорит о крайне жестоких наказаниях, но огромный штраф – это тоже наказание, простой человек, заплативший крупную сумму, в следующий раз даже не подойдет пьяным к авто. Другой вопрос, когда в нетрезвом состоянии на дороги выезжают родственники депутатов, прокуроров, судей – и им за это грубейшее нарушение ничего не грозит. Это ОПГ ломает систему справедливости, – заметила директор ОО «Институт общественного анализа» Рита Карасартова.

Согласился с правозащитницей и представитель прокуратуры Первомайского района Улугбек Умутов.

– Граждане нашей страны действительно делятся на несколько слоев, и более обеспеченные люди относятся к правоохранительным органам пренебрежительно. Надо сказать, что простые граждане чаще законов придерживаются. Приведу простой пример: недавно мы проводили совместный рейд под названием «Крутой» – проверяли дорогие внедорожники. Почти каждый второй владелец шикарного автомобиля не уплатил налог на транспорт, – констатировал он.

Времена нынче трудные

Пренебрежительное отношение некоторых «представителей высокого ранга» – не единственная причина, по которой у общества к милиции недоверие возникает. Заработные платы у сотрудников системы МВД оставляют желать лучшего, однако, когда люди указывают на правонарушителя или преступника, а тот «добавляет» к получке милиционера энную сумму денег, порой небольшую, и остается «незамеченным», то агрессивная реакция людей, рассчитывающих на защиту и законность, вполне понятна.

Пример подобной печальной практики привела Рита Карасартова. История, которую она поведала, случилась в одном из сел страны около 7 лет назад: местные жители самостоятельно задержали скотокрада, привели его в ОВД... Казалось бы, взаимопомощь, но нет! Сотрудники милиции за взятку отпустили вора. Ситуация повторялась не один раз: жители ловили, милиционеры отпускали. Терпение у сельчан лопнуло, люди решили закидать нерадивого милиционера камнями. Остановили самосуд аксакалы, но приняли решение, что правоохранитель с семьей покинет село – так и получилось.

Надо сказать, взаимовыручки нет и в самих органах правопорядка. Негласные «противостояния» разворачиваются между различными структурами.

– Мы все живем в этой стране, и хотим, чтобы государство было правовым. Почему сегодня такой беспредел происходит? Потому что даже внутри правоохранительных органов – прокуратуре, ГСБЭП, милиции – есть противостояния. Они друг друга не любят, подставляют, и с помощью каких-то инструментов пытаются доказать, кто в КР самый главный. Людям этого не нужно. Мне, как обычному гражданину, очень важно просто чувствовать себя в безопасности, – возмутилась Карасартова.

О том, почему ведомства не «питают нежности» друг к другу рассказал адвокат Рустам Абдурауфов.

– Что касается борьбы между правоохранительными органами, то она действительно есть, и не только в нашей стране: в Узбекистане, к примеру, борются МВД и ГКНБ – каждое ведомство хочет быть ближе к президенту. Почему это происходит? Все просто: люди ведут одни и те же дела, категории не разграничены. Например, экономические преступления, скажем, касающиеся мошенничества могут вести и сотрудник милиции, и финпола, а иногда и ВКС ГКНБ. В моей практике был случай, когда мы в коллегии адвокатов написали одно заявление, объяснительную по 171 и 166 статьям и во все правоохранительные органы – в ГСУ МВД, в простое районное УВД, прокуратуру, в финпол, ВКС ГКНБ и просто ГКНБ. И знаете, что получилось? В двух ведомствах дела возбудили, в трех отказали. И как быть? У нас все захватили полномочия и отдавать их не хотят. Я думаю, что правоохранительным органам нужно разграничить категории уголовных дел, – поделился мыслями он.

Ярким примером, подтверждающим теорию «межведомственных войн», может стать история, приключившаяся несколько лет назад: ГСБЭП проводила рейд против недобросовестных сотрудников ДПС МВД Кыргызстана. Финполовцы задержали двух автоинспекторов ДПС ГУВД Чуйской области. В МВД информацию, предоставленную финансовой полицией, назвали «некорректной», но без ответа дело не оставили: в тот же месяц была опубликована информация о пьяных финполовцах, авто одного из них было с подложными номерами… Такой вот «бумеранг» вышел.

Следующей проблемой, ведущей к упадку милицейского авторитета, по мнению собравшихся, стало некачественное образование.

– Квалифицированные следователи у нас на вес золота. В системе ГСУ по пальцам можно перечислить тех следователей, которые действительно отлично знают все тонкости этой сложной профессии, умеют вести дела профессионально, остальная часть сотрудников под вопросом. Возьмем уровень РОВД – в октябрьском районе хорошие следователи, в других районах, как правило, дознаватели бегут в опера: работа следователя сложная. В итоге в октябрьском РОВД скапливаются профессиональные следователи, которые после уходят в ГУВД, а оттуда их забирают в ГСУ МВД – там собирается элитный слой. Получается, в остальных отделениях нет людей, которые могут научить новеньких, как правильно вести дела, – посетовал адвокат.

Вопроса подготовки кадров коснулся и генеральный секретарь кыргызстанской секции Международной полицейской ассоциации Эркин Конулькулов.

– Есть такое выражение: «Крайняя степень нищеты – это невежество». Вдумайтесь в эти слова. Я преподаю с 1980 года и могу сравнить студентов тех лет и сегодняшних. Уровень образования заметно упал. Почему? Потому что отношение к наставникам поменялось. Наши учителя получают маленькие зарплаты, а в Японии, к примеру, учитель – одна из самых уважаемых профессий. Здесь можно провести параллель с системой МВД. Если сравнить должностные оклады, выплату за выслугу лет, выплату за звание, то в системе МВД эти вопросы стоят ниже других правоохранительных органов. Самая низкая зарплата среди правоохранителей в МВД. Я считаю, что из правоохранительных органов самые социально незащищенные – это органы внутренних дел. Кого граждане зовут в случае нападения в новогоднюю ночь? – правильно, милиционеров. Этим все сказано. Чтобы не случилось, милиция всегда на страже. Если мы хотим поднять авторитет правоохранительных органов, то нужно начинать с ОВД. Насколько я знаю, сейчас идет вопрос об уравнивании должностных окладов, выплаты за выслугу лет и звание во всех правоохранительных органах. Это было бы справедливо и подняло бы авторитет ОВД, – заключил Конулькулов.

Ближе к народу

Надо сказать, что для повышения авторитета милиции были предложены и другие варианты – например, быть ближе к людям. Рустам Абдурауфов рассказал об опыте Чикаго, где стражи порядка еженедельно проводят «утренники» – собираются за чашкой чая с жителями районов, беседуют, а те рассказывают им о правонарушителях и подозрительных личностях.

– Там население действительно полицию уважает: не они идут в участок, а полиция идет к ним. Я думаю, что такие практики нужно ввести и у нас. Что стоит нашим сотрудникам просто организоваться, зайти в какой-нибудь двор, рассказать о ПДД гуляющим там детям? Многие из них захотят стать милиционерами, увидев погоны и звезды на них. Кроме того, не будут бояться и позвонят, если что-то произойдет, – предложил он.

Помимо завтраков и встреч с населением на районах, было предложено организовать общий забег – милиция и граждане за ЗОЖ, что позволило бы укрепить доверительные отношения.

Все предложенные идеи и проблемы решаемы, но только в том случае, если «высокая каста» влиятельных людей проявит хоть немного уважения к обществу – не только милиционерам, но и к каждому жителю страны – просто за то, что он – человек и законодательно имеет те же права, что и «короли жизни».