Удаление гланд в Бишкеке: ожидание и реальность

01.05.2018 в 13:11, просмотров: 6272

Об операции по удалению гланд слышал, наверное, каждый. В былые годы тысячи советских девчонок и мальчишек прошли через эту процедуру, получив после обещанное врачами и родителями мороженое. Однако горячие споры о необходимости данной манипуляции были и в те годы: одни врачи утверждали, что вырезать миндалины нужно, другие выступали категорически против.

Удаление гланд в Бишкеке: ожидание и реальность

Современного человека, от медицины далекого, запугать «кровавыми подробностями» процедуры – проще некуда, но действительно ли все так страшно, как «в интернетах» рассказывают? Корреспондент «МК-Азия» выслушала все «за» и «против» операции и проверила все этапы подготовки и удаления «деталек» из организма на собственном опыте.

Не дожидаясь «перитонита»

Мысли об удалении миндалин возникали еще до «официального» вердикта врача – постоянные ангины и красное горло доставляли массу неудобств, а хроническая усталость, которую я благополучно списывала на ранний подъем и динамичный образ жизни, даже в дни лени и сна до обеда давала о себе знать. В очередное такое обострение решила поискать информацию о тонзиллэктомии – именно так называется операция по удалению гланд. После прочитанного в поисковике появилось еще больше вопросов. Оказывается, существуют современные методы удаления источника инфекции из организма, вот только многие «опробовавшие» их на себе люди жаловались на многочисленные неудобства и осложнения, да и в Кыргызстане отдают предпочтение традиционному методу тонзиллэктомии, при котором утратившие защитную способность миндалины удаляют с помощью скальпеля и петли. В душе теплилась надежда на то, что очередная ангина пройдет, и полученные в интернете «ценные знания» не пригодятся, однако на всякий случай решила заглянуть к специалисту. Поиск «своего» доктора – дело тоже нелегкое, но и здесь на помощь приходят интернет и «сарафанное радио». Большинство положительных отзывов было о специалистах Национального госпиталя и медцентра КГМА, в первое учреждение я и отправилась. Выслушав жалобы, доктор провел осмотр и вынес неутешительный вердикт: желательно все-таки провести операцию. Конечно, выбор всегда остается за пациентом, но на личном опыте я уже успела убедиться, что отвары из «тараканьих ножек» и «попок динозавра», которые советуют сторонники народной медицины при хронических заболеваниях, совершенно не помогают, а отказ от госпитализации лишь оттянет неизбежное. Вот только как быть с паникой, а она в любом случае возникает у человека, которому предстоит пройти оперативное вмешательство? С паникой поможет справиться наркоз. Да, у людей старшего поколения сложилось устойчивое мнение, что удаление гланд – не тот уровень вмешательства, при котором показана «тотальная отключка», но во всем мире уже не один год практикуют общую анестезию. В принципе, операцию под наркозом можно выбрать и у нас, вот только собрать все необходимые анализы и обследования – задача крайне нелегкая. Получив у хирурга список того, что нужно проверить перед посещением операционной, я отправилась в поликлинику по месту жительства, наивно полагая, что максимум дней за 5 удастся собрать весь необходимый «пакет» анализов. Степень своей наивности я осознала уже следующим утром, когда сидела под дверью терапевта. Мало того, что в регистратуре вполне могут дать недостоверные сведения о времени приема врача, так еще и врач принимать страждущих совершенно не торопится. Стоит отметить, что время приема в иные дни у участковых терапевтов составляет всего пару часов, но и в этот короткий промежуток времени они умудряются пообедать. Минут эдак 40, как сообщили пенсионеры. Так вышло и со мной: честно дождавшись своей очереди с совершенно пустым желудком, я столкнулась с милой улыбкой медсестры и сообщением, что заходить нельзя, ибо врач соизволил отобедать. За дверью, к слову, ожидали 8 человек, а до конца приема оставалось не больше 40 минут. Бабушки в очереди смиренно опустили головы, а одна из них с тоской в глазах сообщила, что приходит уже второй день, а на прием попасть не может. Поддержали ее и другие пенсионеры – дескать, ждать около получаса пока по ту сторону кабинета попьют чай – норма. Отчего-то, «норма» быстро поменялась, когда чаевничающие услышали слова «Минздрав» и «жалоба». Чаепитие моментально «свернулось», а нервный доктор небрежно выписала необходимые направления. Как позже выяснится, некоторые из них окажутся, мягко говоря, «не теми»: из-за невнимательности ли, из-за некомпетентности ли, вену мне «продырявили» 2 раза совершенно бессмысленно, ибо необходимый анализ на время свертывания крови берут из пальца. Странно, что терапевт этого не знала. «Совещание» медсестре и доктору понадобилось и для того, чтобы вспомнить какие анализы входят в загадочное слово «ревмотесты». Не мне оценивать мастерство врачей, но свое здоровье местным лекарям я бы явно не доверила, ибо 2 неприятных «казуса» - лишь капля в море нервов, которые пришлось оставить в коридоре ЦСМ №19 и других поликлиниках. Спустя 2 недели больничных скитаний, нужные бумаги были на руках. Пришло время «сдаваться» на госпитализацию. Удивительно, но в Нацгоспитале, где пациентов хватает и места в палатах – роскошь, медперсонал разительно отличается от медработников поликлиник. Люди учтивые, спросят не помочь ли чем, не проводить ли к нужному кабинету… Во время оформления документов на госпитализацию я вновь задумалась над тем, надо ли мне оно, ведь ангина за 2 недели прошла, состояние значительно улучшилось, а «здоровой» ложиться в палату совершенно не хотелось. Вот здесь всплыли слова хирурга об осложнениях. Как выяснилось, ангины дают не только неприятные сиюминутные последствия, но и несут в себе угрозы куда более значительные – ревматизм, проблемы с почками, приобретенные пороки сердца… И все из-за двух воспаленных «мешочков» во рту. Представив, сколько времени и сил уйдет на лечение сердца, а также «прекрасные» проявления ревматизма, мысли «о сбежать скорее» улетучились, и я «заселилась» в палату.

Мороженое и умиротворение

Состояние палат несколько удивило: 4 кровати, у каждой стоит тумбочка, есть место для электрочайника, вешалка для одежды… В общем, для кыргызстанки, которая некогда прошла все прелести 3 детской больницы с ее тараканами под подушкой, условия показались почти курортными. Операция была назначена на следующий день, естественно, ночь прошла в томительном ожидании и невозможности подремать. Наконец, день «икс» настал: пригласили в операционную, переодели в «гламурную» рубашку в цветочек, намотали на ноги подобие портянок и уложили на стол, который, на удивление, оказался не сильно жестким. Спустя минут 5 паники я отправилась в царство Морфея, ибо в игру вступил наркоз. Как именно доктор извлекал миндалины я, естественно, не видела, но опережая события хочу сказать, что захлебнуться потоками собственной кровушки под общей анестезией, как пугают пользователи Сети, невозможно – вход в гортань надежно перекрыт, и за пациента «дышат» специалисты. Примерно через час я уже лежала в палате и старательно пыталась понять: где же адская боль, которая, судя по отзывам интернет-пользователей, должна непременно «накрыть»? Боли не было. Да, ощущение жжения и необходимость сплевывать в платочек, но не более… Вполне терпимые болевые ощущения появились ближе к ночи, но укол обезболивающего с этим справился великолепно. Вопреки слухам, постнаркозное состояние было вполне сносным: не тошнило, не шатало, амнезии не наблюдалось. Единственное, к чему привел наркоз – это непреодолимое желание взять кого-нибудь за руку, что я и пыталась сделать в операционной. Медсестры, анестезиолог, хирург – потрогать нужно было всех. Неловко, конечно, но врачи к подобному привыкли. Спустя три дня меня отправили домой, вот здесь случились небольшие неприятности: именно на третий день боль усилилась. Врачи об этом предупреждают, но пациенту сие явление кажется странным. Что касается еды, то перекусить возможно и на второй день после операции: я, к примеру, с удовольствием отобедала грибами с мясом. Естественно, перемолотыми в блендере. Каши и супы, йогурты и мороженое, а на четвертый день – роллы. Да, немного ограничить рацион придется, но голодать вы будете едва ли. Безусловно, здесь большую роль играет болевой порог человека, но даже с низким вполне можно кушать подтаявший пломбир.

На 4 день появилось ощущение легкости – так бывает, когда вы сходите к парикмахеру и избавитесь от секущихся кончиков. Да, ощущения во рту несколько «стянутые», но хроническую усталость как рукой сняло. Перестали и колени «ныть» - и это всего за неделю! Сколько положительных сдвигов переживет организм за грядущий месяц – загадка.

Новая жизнь

Говорить об отдаленных последствиях операции пока рано - прошло всего 2 недели, но самочувствие значительно улучшилось. Нервозность, отсутствие настроения и лень, которая казалась природной, исчезли – организм готов жить и покорять вершины. Сожалений об утраченных «детальках» нет совершенно никаких, ибо бонусом к периоду восстановления стала потеря веса – к лету самое то. Да, морально подготовиться к операции тяжело, сложно и на протяжении 10 – 11 дней наблюдать за белым налетом – фибрином во рту, мечтать об острых и горячих блюдах, но зато после вкус еды ощущается намного тоньше. У курильщиков с проведением тонзиллэктомии появится шанс начать новую жизнь, так как сигареты и кальяны в первую минимум неделю противопоказаны. Появится возможность есть мороженое и пить прохладную газировку, кататься на велосипеде и других видах открытого «транспорта», не опасаясь при том заполучить очередную ангину, а благодаря «молочной диете» организм «насытится» кальцием. Для меня доселе страшная операция закончилась лишь положительными эмоциями – главное выбрать хорошего хирурга, четко следовать его рекомендациям и не бояться: здоровые гланды вам вырезать никто не будет, к показаниям современные врачи относятся с особым вниманием.

О том, какой же должна быть частота ангин и зачем «подрезать» миндалины детям рассказал Владимир ПАК – один из ведущих ЛОР-врачей Национального госпиталя.

– Владимир Викторович, показанием к удалению миндалин выступает только ангина?

– Миндалины удаляют лишь в тех случаях, когда они – очаг постоянной инфекции. «Одиночная» ангина – еще не показание, должна быть определенная частота симптомов. В настоящее время есть классификация «7 – 5 – 3», то есть 7 ангин за один год, по 5 ангин в течение двух лет, или по три ежегодные ангины в течение трех лет. В случае частых ангин гланды удаляют как взрослым, так и детям до 18 лет, однако последним иногда проводят частичную тонзиллэктомию в случае храпа. Взрослым миндалины удаляют полностью.

– Многие думают, что эта операция крайне кровавая…

– На постсоветском пространстве действительно бытует мнение, что операция очень кровавая. Дело в том, что мы привыкли делать ее сидя и под местной анестезией. В современном мире в ЛОР-практике все операции делают под наркозом, включая тонзиллэктомию. Но там другие современные наркозные аппараты, другой уровень кровопотери… Сейчас и мы стараемся перейти все-таки к поднаркозным операциям, однако, имея в распоряжении наркозные аппараты второй половины прошлого века, сделать это достаточно проблематично.

– Многие перед операцией планируют пройти удаление миндалин с помощью лазера. Какие еще появились нововведения и действительно ли риск кровотечений после лазера выше?

- На сегодняшний день существует большое количество методик – это электрохирургический нож, радиоволновая терапия или лазер… Но разницы особой между ними нет – это как работать на кухне металлическим или керамическим ножом. Здесь важно не как, а кто будет делать операцию. На счет кровотечений… Риск есть всегда, но при традиционном методе удаления, который практикуется у нас, когда миндалины отделяются механически, риск кровотечения наиболее высок в первые сутки, при удалении лазером – на 5 –7 сутки. Такой разброс происходит потому, что обуглившиеся ткани начинают отходить немного позже (а пациентов, как правило, выписывают спустя 3 – 4 дня, т.е. кровотечение, которое может возникнуть через неделю, доктор в течение 5 минут не остановит, так как необходимо заложить время на дорогу до больницы, – Авт.).

- Вы сказали, что в мире практикуют тонзиллэктомию под общей анестезией. А имеют ли право пациенты КР выбрать метод анестезии?

– Конечно. Проводить тонзиллэктомию под наркозом мы бы были рады, вот только наркозные аппараты у нас устаревшие, они разительно отличаются от тех, что представлены в мировых клиниках, поэтому зачастую я рекомендую сделать операцию под местной анестезией, так как это более безопасно для пациента.

– Говорят, под наркозом можно кровью захлебнуться…

– Во время операции вход в гортань перекрыт, кровью вы не захлебнетесь. Теоретически это возможно в ранний постоперационный период, но отходит человек от анестезии под присмотром специалистов.

– Владимир Викторович, действительно ли, что с возрастом операцию хуже переносят? До какого возраста можно относительно безболезненно удалить гланды?

– В Кыргызстане после 40 лет оперируют редко, хотя в мире возрастные рамки совершенно иные. Например, в Сеуле я видел 70-летнюю пациентку, и профессор, с которым я работал, сказал, что проблем здесь нет. Если здоровье позволяет дать наркоз, то можно и в 100 лет операцию провести. Наших докторов я призываю работать аналогично: если пациент хочет и у него есть показания, то почему его должны ограничивать? Сама операция с возрастом переносится сложнее под местной анестезией. С наркозом проблем меньше.

– Раньше словосочетание «удаление гланд» было на слуху у всех, сегодня об операции говорят не так часто. Появилась тенденция к снижению числа операций?

– Достоверно сказать о том, что количество операций в Кыргызстане снизилось сложно, но, возможно, доктора стали подходить к процедуре более избирательно. Опять же, в постсоветское время врачи в поликлиниках часто отговаривали родителей удалять миндалины, пытаясь лечить их консервативно, промывать.

– Если консервативное лечение продолжительного эффекта не дает, а от хирургического вмешательства пациент отказывается, возможны осложнения?

– Да. Наиболее распространенные осложнения хронического тонзиллита – это развитие ревматизма, приобретенные пороки сердца, осложнения на почки – гломерулонефрит. Это достаточно грозные осложнения, которые намного опаснее тонзиллита.

– Долго ли они развиваются?

– Это все очень индивидуально, но если не лечить, то в среднем 3 – 5 лет.

– А могут и не развиться?

– Могут. В нашей стране врачи старшего поколения не рекомендуют оперировать до тех пор, пока нет осложнений. У меня на этот счет другое мнение, ведь если их дождаться, миндалины хирург удалит, а порок сердца, к примеру, уже никуда не денется.

– Но осложнения могут быть и после операции… Какие?

– Если говорить о ближайших, то наиболее распространено кровотечение. Если об отдаленных, то очень редко может быть изменение голоса – если человек занимается пением, мы его об этом предупреждаем. Может возникнуть фарингит – он для организма не опасен, но может беспокоить, посему перед операцией мы об этом всегда информируем.

– Уж лучше безопасный фарингит, чем порок сердца с ревматизмом! Какие ограничения присутствуют после оперативного вмешательства?

– Ограничение физической нагрузки от 2 недель до месяца, потому что есть вероятность кровотечений. Восстановление очень индивидуально: есть пациенты, которые на следующие сутки разговаривают, кушают, ведут себя достаточно активно, а есть и те, которые через неделю жидкую пищу с трудом принимают. Небольшие ограничения есть и в питании – пища не должна царапать горло.

– Некоторые уверены, что удалив гланды, откроют «ворота» инфекциям. Так ли это?

– Ряд врачей говорит, что это – первый барьер для инфекции и, если миндалины удалить, она будет спускаться ниже, неся за собой бронхиты. Такой процент пациентов есть, но в сравнении он невелик. Если поддерживать иммунитет на должном уровне, то постоянных болезней быть не должно. Я советую все-таки избавиться от источника постоянной инфекции в организме.