Александр Кацев: Душа нараспашку

Вы помните слова одного из российских диссидентов, который взял и проехал от Петербурга до Москвы, Александра Николаевича Радищева: «Я взглянул окрест меня – душа моя страданиями человечества уязвлена стала». Инакомыслящие должны эту бессмертную мысль заучивать, как «аз-буки». Вспоминаю ее по поводу и без повода.

Нет индивида, который бы не ругал молодежь. Простите, «и в хвост, и в гриву». Не такая и прочая, прочая. Не сегодня началось это, и завтра не закончится. А теперь раскройте глаза и душа уязвлена станет: дворец бракосочетаний рифмуется с молодежным сквером.

Сколько стрел-писем от неугомонных пенсионеров пронзило мэрию и акимиат. И как там у великого баснописца – «воз и ныне там». А рядом новый аттракцион: по дорожке, не только дитячьи ножки, в грязи машины вязнут. Тут вот, рядом с несквером, который остался в мечтах, со всеми деревцами и цветочками. Местное начальство отвечает со знанием дела, что Дворец – городская собственность, а земля вокруг – частная. Это кто-нибудь объяснить может?!

Недавно услышал невероятную, но в наши дни вполне реальную историю. Жаловался человек, который решил отдать (безвозмездно) свой голос за одну из многочисленных партий, рвущихся в городское начальство. Казалось, что тут невозможного, но жаждущий исполнить свой гражданский долг, не покидая своего дома (он инвалид), долго и упорно добивался этого. Сначала он искал номера телефонов, чтобы отметиться. Его, как это принято с древности, посылали от одного к другому, отвечающему за выборы (благо, можно не сходя с места, пройти по всем этажам власти, нажимая кнопки телефона) и, при этом, его просто посылали. Как вы думаете, он в следующий раз захочет иметь дело со всеми теми, от кого зависит наш выбор.

Сколько подобных историй приходится выслушивать, а еще больше аналогичных случаев происходит с каждым из нас. Ладно, когда это случается с продавцом в магазине или на базаре. Потыркались (простите, низкий слог), испортили друг другу настроение, пошли дальше.

А здесь! Это не ложный пафос: от каждого голоса (как учили нас в школе) зависит судьба и города, и государства. Выходит, мы начинаем свыкаться с хамством. В большом и малом. И оно, всепоглощающее, кажется нам то смелостью, то издержками тяжестей жизни, то еще чем-то подобным. А дальше наше дистанцирование от непотребностей, сказывается на языке педагогов «на подрастающем поколении». Разве одинокая старость – не хамство родственников?

Разве высокомерие тех, кто учит-лечит наших детей, не хамство?! А остановивший вас милиционер-полицейский, без году неделя надевший мундир, не столько указывающий на ваше нарушение правил движения, сколько заглядывающий в ваш карман, где лежит бумажник, не хамство? Я не обобщаю, только говорю исключительно об исключениях, портящих нашу счастливую жизнь.

Интересно, как человек приобщается к хамству? Когда его в детстве безнаказанно унизили? Или, когда он услышал –увидел разнузданность? Или, когда почувствовал унижение от разделения окружающих на богатых и бедных, себя отнеся ко вторым? Значит, хамство – это реакция на унижение. Согласен. Но…почему мне кто-то смеет сокращать жизнь? Можно сколько угодно сетовать, но завтра вновь кто-то, от кого зависит мое душевное состояние, обольет словесно или своим должностным наплевательством, как бы грязью.

Я не призываю…Это бесполезно. Но… если каждый (и дальше пошла сказка о благочестии).

А теперь о вечном. Когда-то, в древности изобрели зеркало. Для чего? Чтобы взглянувший в него, смог вглядеться.

Предлагаю утопию. Как там у Александра Николаевича – взглянул и душа содрогнулась.

Может я говорю о частностях. И не надо душу растрачивать по мелочам? Но она – дама самостоятельная. Знает, когда содрогаться по большим и малым печалям.

…а вы говорите…

…Вот так и живём…

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру