Обязательное преподавание арабского языка может разжечь новые конфликты в Пакистане

Первая попытка сделать универсальный язык в качестве официального для страны с множеством народов и религий привела к отделению Бангладеш, вторая может по опасениям общественных деятелей привести к уничтожению многовековой истории и культуры и нападениям на меньшинства.

Обязательное преподавание арабского языка может разжечь новые конфликты в Пакистане

Решение правительства Имрана Хана в Пакистане сделать арабский язык обязательным предметом в начальных школах является еще одним шагом на пути Пакистана к превращению в богословское суннитское государство. Его политика идет вразрез с той, что придерживался отец-основатель независимого Пакистана Мухаммад Али Джинна.

Пакистан Джинны был для всех мусульман и религиозных меньшинств, которые имели мужество принять землю своего рождения как свою нацию. Но это был не тот Пакистан, которого хотели муллы и военные - они хотели суннитского государства, где другим сектам и религиям не было места. Процесс осуществления создания этого государства начался через несколько лет после кончины Джинны. Сначала ахмадийская мусульманская община, а затем бенгальские мусульмане из тогдашнего Восточного Пакистана стали «другими». Государство активно подавляло и маргинализировало бесчисленные диалекты в стремлении создать единую языковую идентичность в виде урду, который был продвинут вперед по сравнению с другими популярными языками, такими как пенджаби, пушту и синдхи. Позже бенгальцы из прежнего Восточного Пакистана отделились в 1971 году и создали свое государство Бангладеш. Власти Пакистана, проиграв и понеся потери в военном конфликте во время отделения бенгальцев, осознали ошибку введения единого государственного и официального языка в стране с множеством языков, религий и культур. Однако через несколько лет в результате переворота к власти пришел Мухаммед Зия-уль-Хак, который за время своего правления попытался создать новую идентичность для пакистанцев - арабского происхождения. Саудовское финансирование пополнило казну за отрицание азиатской идентичности, вместо истинной идентичности Пакистана с ее богатым историческим, культурным и религиозным наследием и связями с соседями по региону. Исторические связи неоспоримы, так как цивилизация долины Инда является такой же частью Индии, как и Пакистана, урду остается неотъемлемой частью индийской культуры, так же как и пенджаби, и другие различные языки, а так же традиции их носителей, которые пакистанское государство отрицает. И введение обязательного арабского языка в начальных школах можно расценивать в контексте последних действий Исламабада как еще один шаг по арабизации и разъединению пакистанцев.

Пакистанцы-ученые и гражданские активисты считают, что это попытка угодить саудовским королевским особам, которые по разным причинам обижены на Пакистан. Известный колумнист, гражданский активист и физик-ядерщик Первез Худбхой в колонке в издании Dawn уже обрушился с критикой на правительство.

«Заставляя детей учить арабский язык, все сидящие в пакистанском сенате - за единственным исключением - забыли, что они прежде всего пакистанцы и что Пакистан создан для пакистанцев. Вместо того чтобы вести себя как хнычущие культурные сироты, ищущие приюта в доме богатого дяди, они должны гордиться разнообразием и силой бесчисленных местных культур и языков, которые составляют эту землю и ее народ», - отметил он.

«Единственным исключением», о котором упоминал Худбой, был сенатор Раза Раббани из Пакистанской народной партии, который, выступая против этого шага в парламенте, указал, что «во имя ислама» определенная группа самодовольных типов последовательно пытается «навязать арабскую культуру» Пакистану, «высокомерно игнорируя корни и отличительные черты многовековой цивилизации». Он справедливо предупредил, что такие попытки с большим подозрением воспринимаются синдхами, белуджами и пуштунами, которые твердо убеждены, что появившаяся у властей «религиозность» используется для подавления их исторической идентичности. Такие попытки, он напомнил, уже привели к созданию Бангладеш в 1971 году.

Есть и точка зрения в пакистанском обществе о том, что насильственное навязывание арабского языка может помочь только священнослужителям и их сторонникам, придерживающимся крайних религиозных взглядов. Это может привести к росту популярности религиозных сект, в том числе и радикальных, нападкам на меньшинства и сделает почти невозможным любое возможное сближение с Индией.

«Мы все знаем, что происходит, когда заботы священнослужителей передаются общественности: фокус на религиозных спорах обретает новую жизнь, сектантство усиливается, субсекты и их различия становятся предметом новых дебатов. Все «другое» воспринимается со ссылкой на религию и секту, что затрудняет жизнь меньшинств и усиливает антииндийские настроения, предрасполагающие общественность к войне, а не к миру», - отметил в материале в The News International известный историк-лингвист доктор Тарик Рахман.