Страна, как-то сразу успокоилась, узнав, что парламентарии получили денежное содержание

Случайно ли, что наша жизнь подобна поэтической строке? Ну, например, этой: «Вы говорили: нам пора расстаться… Меня вы не любили… С того и мучаюсь, что не пойму – куда несет нас рок событий…». Прошу прощения за поэтический минимум. Всегда приятно столкнуться с выдающимися явлениями в противовес тому, по какому поводу они могут использоваться через время.

Вы, конечно, догадались, к чему я цитирую Сергея Есенина. Наши будни – лучшее тому подтверждение. Что ни слово, то о них родимых.

Страна, как-то сразу успокоилась, узнав, что парламентарии получили денежное содержание вовремя. Знаю, что лезть в карман и в постель соотечественнику – последнее дело. Но когда современник этот сам выворачивает кошелек и его содержимое жаждет пожертвовать на нужды, т.е. отказывается от зарплаты... Давайте не будем объяснять, что заработанная оплата труда должна содержать важные составляющие: заработанное и труд, а это как-то не проглядывает в жизни и судьбе избранцев. Мы им, несомненно, нужны – они не брезгуют нашими кровными голосами. Жолдоши-Мырзы, позже не жалуйтесь, что вас не слышно. Вы же свой голос отдали. Несколько лет им попользуются, ссылаясь, что это был ваш добровольный выбор. Захотел – отдал. Твой голос использовали.

Когда-то, давным-давно, произошла история, о которой поведал Он в Вечной Книге. К солидному восьмидесятилетнему гражданину обратился Вседержитель: «Встань и иди!» – «Не могу» – ответил тот. «Я плохо говорю». Прошу заметить. Он начал не с замучившего радикулита, не с мозолей и прочих недугов. А со своего косноязычия. Тогда Обратившийся высказал гениальную мысль: «Иди (еще сорок лет), а говорить за тебя доверь брату!» С тех пор так и пошло. Одни делают, другие говорят. Вторые при этом пытаются быстро-быстро оказаться у власти, словом, сопровождая дела тех, кто дело делает. Сегодня, когда говорящие вышли на первый план – им и представительские авто, и чины, и звания, и прочие блага… А когда,вдруг кто-то вспомнит, что словом можно как лечить, так и калечить, возникает резонная мысль, а к чему тогда и кому нужны многочисленные медакадемии, возникающие, будто бурно растущие после дождика в четверг.

У нас все как у них. Только там работает, а у нас развит механизм говорения. Даже тогда, когда необходимо писать, у нас все кончается бесконечными беседами.

Для начала, чуть ли не гамлетовский вопрос типа «быть или …» – какая власть нам нужна, коллективная или индивидуальная? Счет идет на сотни (коллективная) и до единиц (индивидуальная). Для этого решили даже Основной закон переписать. Но не тут-то было. Говорить–обговорить – всегда пожалуйста. Здесь что важно? Интонация, с которой произносится чего-то судьбоносное? Нашими, отданными им, голосами. Главное здесь в топку патриотизма, будто в печь постоянно подкидывать дровишки. И еще убедить в чистоте помыслов тех,кто направляется «все выше и выше, и выше…» нас, которые в обслуживающем персонале,

Буквально намедни, столкнулся с подобным явлением. Сначала поговорим об исторических аналогиях. Через всю классическую художественную словесность прошел гениально воплощенный образ ямщика, исполняющего свою заунывную песнь. Хорошо известно, что у каждого времени свои песни. Не успел я опустить свои чресла на кресло в такси, как услышал современную песню современного ямщика–таксиста средней упитанности и возраста: «Вы уже решили за кого голосовать будете??!» И понеслось… Прошло несколько часов. Сажусь вновь в такси. И сцена повторяется. Интересуюсь, слова об честнейшем будущем отце Отечества им вдолбило начальство, пригрозив всяческими карами, засмущал служивого. Хоть полсотни будет претендентов, победит тот, на которого работает известный с советских времен ресурс. А мы все о свободе, о которой соседи могут только мечтать.

Не зря наша идеология укладывается в емкую формулу: «А ты говори, голубчик».

Ее не мы придумали, но она настолько удобна, что используется нами и в малом, и в большом. И когда говорят, что для светлого завтра хороши были бы у кормила экономисты–юристы, все согласно машут головами и начинают вещать. А работать, как всегда, нам.

… А вы говорите…

…вот так и живём…