О грядущих президентских выборах в Бишкеке: что они несут стране

Как ни удивительно, но предстоящие выборы президента Кыргызстана не представляют большой интриги для большинства политологов, экспертов и аналитиков.

О грядущих президентских выборах в Бишкеке: что они несут стране

Скорее их, по мнению директора Центра европейско-азиатских исследований Андрея Русакова, можно считать «операцией прикрытия» для изменения Конституции и смотром сил накануне новых парламентских выборов, которые тоже должны состояться в следующем году. Правда, перед КР стоят совсем другие вызовы – выход из сложнейшей социально-экономической ситуации из-за пандемии, огромный внешний долг и другие.

Содержание важнее формы

Надежда на стратегических партнеров, в числе которых и Россия, уже оказавшая огромную гуманитарную помощь КР в борьбе с COVID-19. Но не исключено, что именно экономическое содействие Кыргызстану в этот раз может быть обусловлено и политическими шагами с его стороны – признанием Абхазии и Южной Осетии, а также вхождения Крыма в состав России. Как напоминает Русаков, этого не сделали прежние власти страны, как и не привели республику к процветанию при парламентской форме правления.

– Сегодняшние дискуссии о необходимости перехода к президентской форме правления проходят с таким же азартом, как еще несколько лет назад велись аналогичные разговоры о необходимости перехода Кыргызстана не то к парламентской, не то к парламентско-президентской форме правления. На сегодня большинство политиков и общественность страны считают, что президентская форма правления приведет страну к процветанию и другим достижениям, заявляя, что дискредитировшая себя парламентская форма правления не справилась с этими задачами. Однако в пылу дискуссии почему-то уходят разговоры о том, что при всех формах правления деградировала социальная сфера и инфраструктура, вырос внешний долг, а экономическая ситуация не выходит из стопора. И все это ярко проявилось именно в нынешний момент в условиях пандемии. Массированная гуманитарная помощь иностранных доноров, в том числе РФ, отправившей в КР врачей и медикаменты, помогла стабилизировать ситуацию. Сейчас дело за экономикой. Понятно, что внутренние резервы для социально-экономического развития страны полностью исчерпаны. В их числе остаются надежды на экономическую помощь как со стороны Евразийского фонда стабилизации и развития, так и прямой помощи со стороны России. На самом деле КР нуждается в создании собственной модели социально-экономического роста, основанной на тесной интеграции в рамках ЕАЭС – собственный рынок страны слишком мал для инвестиций. И определится, какая будет политическая модель государства – парламентская или президентская – нужно как можно быстрее. В плену подобных разговоров уходит главное – время. А, значит, и деньги, – отмечает Русаков. 

Можно предположить, что на грядущем референдуме люди выберут, скорее, вариант «президентская республика». Парламентаризм в том виде, в котором он сформировался в КР, не показал себя. Системы полноценных политических партий с осмысленным содержанием и программами, с готовностью взять на себя ответственность за свою работу в политическом поле, не появилось. Как политическая система, парламентаризм показал себя несостоятельным более всего в 2020 году, когда республику накрыли пандемия, социально-экономический, а затем и политический кризис. И отвечать за эту несостоятельность оказалось некому – полномочия у каждой ветви власти оказались прописанными, а меры ответственности – весьма расплывчатыми. Нормы демократической практики в парламентской форме правления на кыргызской политической почве оказались мало жизнеспособными, так как стали следствием копирования, а не эволюции политического сознания народа. Сильно дискредитировали эту форму правления и действия депутатов шестого созыва. Их законотворчество и в целом малая вовлеченность в проблемы народа возмущали кыргызстанцев, но при этом из-за нюансов Конституции «народных» избранников нельзя было отозвать по причине недовольства избирателей.

Выбор партнеров

При внутреннем бурлении КР уже можно сказать, что три ключевых страны-партнера республики – Россия, Китай и США – уже признали Садыра Жапарова и его команду, занявшую все ключевые посты в стране, в качестве легитимной власти. И пошли с ней на диалог. Так, Москва не только «разморозила» финансовые договоренности, тем самым признав, что ситуация в стране стабилизировалась, но и провела ряд встреч по линии МИД, а и.о. президента, спикер парламента Талант Мамытов встретился во время рабочего визита в Москву с председателем Государственной думы России Вячеславом Володиным. После этого РФ пообещала выделить 20 млн долларов США КР безвозмездно на закрытие финансовой дыры в бюджете.

– События минувшего октября в Бишкеке привели Москву в легкое замешательство: с одной стороны, в России уже начали привыкать к периодическим революционным переворотам в республике, и последние революционные новости, скорее, вызывают не тревогу, а раздражение. С другой – официальная российская позиция состоит в том, что в Кремле готовы принять любую власть, за которую проголосовал народ. Проблема в том, что каждый раз российскому руководству приходится заново выстраивать свои отношения с властями КР, – говорит Вадим Козюлин, директор программы ПИР-Центра, научный сотрудник ИАМП Дипломатической академии МИД России.

По его мнению, каждая новая «победившая революция» в КР действует по традиционной схеме революционера: «до основания, а затем…», т.е. начинают с передела государственных и коммерческих структур, следом идут поправки в Конституцию, а заканчивают заменой формы правления.

– В Кремле без энтузиазма наблюдают за тем, как президентскую форму меняют на парламентскую, затем наоборот, а после, как говорится, «взболтать, но не смешивать». Москва терпеливо ждет исхода президентских выборов в стране, благо, они уже скоро. Кремль, как обычно, занял позицию демонстративного нейтралитета, повторяя старую формулу о том, что «будет готов принять любой выбор кыргызского народа», – отмечает эксперт.

Между тем стоит вспомнить, что именно Москва оказала Бишкеку колоссальную поддержку в борьбе с пандемией в виде ПЦР-тестов, реагентов, СИЗ и медицинского оборудования. Для борьбы с COVID-19 в страну были направлены группы российских медиков, специалистов Роспотребнадзора и Минздрава РФ.

Эксперт считает, что после 10 января в кыргызской столице появится всенародно избранный президент, у которого будет возможность выстроить новые отношения с российским коллегой. Москва всегда поддерживала, и, без сомнения, впредь будет поддерживать союзника по ОДКБ и партнера по ЕАЭС. Многое будет зависеть от того, как будущий лидер КР захочет строить партнерство.

– В прошлом мы видели попытки «торговать солидарностью», и даже шантажировать Москву. Думаю, сегодня это было бы серьезной ошибкой, – заключает Козюлин.

Шаги Москвы навстречу означают, по мнению кыргызского политолога Марса Сариева, благонадежность Садыра Жапарова, как будущего президента. Как он сказал в интервью «Независимой газете», дело не только в том, что этот кандидат уже понятен и с ним нашли общий язык, и не в том, что он планирует перевод КР в будущем на президентскую форму правления, которая более «понятна».

– У Жапарова колоссальная поддержка в провинции. Он стал народным лидером. Борется с коррупционерами и результаты этой борьбы может предъявить. Например, бывший заместитель начальника таможни Райымбек Матраимов возвращает награбленное в бюджет страны. Активную работу проводит его и.о. премьера Артем Новиков, – отметил политолог.

Пекин вслед за Москвой начал присматриваться к новому лидеру – посол КНР в КР госпожа Ду Дэвэнь провела с Жапаровым, пока он занимал кресла и.о. президента и премьер-министра, переговоры. Так же она встретилась с и.о. премьера Артемом Новиковым и в итоге Пекин, получив гарантии безопасности для своего бизнеса при смене первых лиц страны, решил увеличить пропуск грузов на кыргызско-китайской границе.

Наконец, Вашингтон тоже повернулся к Бишкеку лицом, хотя и не сразу. США для начала заявили, что приветствуют задержание «вора в законе» Камчы Кольбаева, но вот меры по отношению к Райымбеку Матраимову сочли мягкими. Посол США в КР Дональд Лу, выступая на вручении премии для журналистов «Стремление», назвал «недостаточными» шаги властей по борьбе с оргпреступностью, а МИД КР заявил, что в высказываниях дипломата есть элементы вмешательства во внутренние дела страны и даже давления на следствие. Минфин США после этого внес экс-зампреда таможенной службы Райымбека Матраимова, о «клане» которого упоминал Дональд Лу, в санкционный «список Магнитского». А госсекретарь США Майк Помпео посвятил республике целый твит, в котором сообщил о том, что в «список Магнитского» вошла и супруга Матраимова. Но назревающий конфликт разрешили дипломаты: страны достигли любопытной договоренности, подробности которой директор департамента информации МИД КР Нурлан Суеркулов сообщил в интервью кыргызскому ИА АКИpress. Бишкек и Вашингтон договорились, что страны будут вместе бороться с коррупцией и криминалом.

– Кыргызская сторона признательна США за добрую волю и предложение о сотрудничестве в этом направлении. Последовательно выполняя достигнутые с американской стороной договоренности, Министерство запросило у Посольства США материалы, которые могли бы поспособствовать справедливому расследованию резонансных дел, – сказал чиновник. – Сотрудничество по этому вопросу уже принесло свои плоды: в КР была возвращена часть украденных у народа активов.

Не столь явно, но не менее дипломатично приняли смену власти и в столицах соседей по региону. Сделал это и соседний Казахстан, чьи бизнесмены пострадали в октябре в дни анархии и Узбекистан, который после октябрьских событий активизировал процесс делимитации и демаркации границ с Кыргызстаном.

Многие эксперты сходятся во мнении, что Садыр Жапаров имеет больше шансов победить в президентской гонке. Пока все в его руках. И если он сумеет оперативно, рационально и правильно распорядится своей властью, то у него есть исторический шанс вывести республику из экономического, социального и политического кризиса, поднять страну на качественную новую ступень и стать настоящим героем нашего времени. Предыдущие главы страны с этой задачей не справились.

Три – и хватит

Несмотря на то, что ситуация в республике уже вошла в привычное русло, а ключевые партнеры КР уже начали сотрудничество с новыми властями из команды Жапарова, ГКНБ заявил о том, что в республике готовятся некие дестабилизационные мероприятия после выборов 10 января 2021 года и референдума по форме правления.

Глава структуры Камчыбек Ташиев на пресс-конференции отметил, что за возможной дестабилизацией и попыткой революции № 4 стоят даже некоторые конкуренты Садыра Жапарова по борьбе за кресло президента. Также Ташиев подчеркнул, что силовики не допустят нового перехвата власти. Он надеется, что народу КР тоже нужна стабильность.

– Мы будем это все пресекать. У нас все данные имеются, кто и чем занимается, какой кандидат готовится к этому, все документируется. После выборов в отношении этих кандидатов будем принимать меры. У нас есть конкретная информация, что некоторые кандидаты не ведут предвыборной кампании, а готовятся к дестабилизации ситуации после выборов. Я очень надеюсь, что мы этого не допустим. Если дестабилизирующие силы выведут на улицу тысячу, пять, десять тысяч человек, люди поднимутся миллионами! Пусть у них не будет никакой надежды, что они каким-то образом захватят власть, – заверил он.

По словам главы ГКНБ, будет сделано все, чтобы народ выбрал того кандидата, которого хочет видеть во главе страны. – Выборы пройдут спокойно, по воле народа. Никто – ни деньги, ни власть, ни какие-либо группировки не должны оказывать влияния на результаты. Народ сам должен выбрать своего президента. Я думаю так и будет, – заключил

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №0 от 30 ноября -0001

Заголовок в газете: Вызовы и выборы