В ООН указывают на возможное участие Пакистана в исчезновениях пуштунских активистов

Пакистанская комиссия по расследованию насильственных исчезновений (COIED) получила более 6750 дел за время существования, но не довела до конца ни одного.

В ноябре этого года пакистанское правительство в Исламабаде приказало открыть огонь по безоружным пуштунам, протестующим в районе Белуджистана Чаман. Этот инцидент продемонстрировал миру, как Пакистан, который показывает себя защитником мусульман в мире, относится к мусульманским протестующим на своей территории. Пуштуны протестовали против незаконного задержания лидера их движения «Паштун Тахафуз», правозащитника Оваиса Абдала и внесудебных казней. «Паштун Тахафуз» – это Движение защиты, базирующееся в Хайбер-Пахтунхве и Белуджистане.

Это не единственный случай. В ноябре 2019 года правозащитник Идрис Хаттак был похищен из Сваби в Хайбер-Пахтунхве, и его до сих пор невозможно найти. После этого эксперты ООН по правам человека обвинили пакистанское правительство в бездействии, а также в возможном соучастии в похищении. Они указали на роль пакистанского правительства в насильственных исчезновениях, осудив «широко распространенное давление на правозащитников путем запугивания, тайного содержания под стражей, пыток и насильственных исчезновений, будь то при непосредственном участии пакистанского правительства или при его соучастии».

Так же пакистанские власти убили 13 пуштунов, протестовавших в районе Хар-Камар в Вазиристане. Военные заявили, что протестующие якобы напали на контрольно-пропускной пункт, что привело к кровавым столкновениям. Однако рассказы очевидцев и видеозаписи, снятые на мобильные телефоны, четко показывали, что протестующие пуштуны вели себя мирно и не допускали никаких действий по подстрекательству военных. Тем не менее, за этим последовали аресты и задержания пуштунов, связанных с «Паштун Тахафуз», судьба многих арестованных неизвестна. В связи с чем в докладе Госдепартамента США за 2019 год была выражена озабоченность по поводу зверств пакистанского истеблишмента против пуштунов и их движения.

«Начиная с мая генеральный директор межведомственных связей с общественностью генерал-майор Асиф Гафур объявил, что «время «Паштун Тахафуз» истекло», в последующие месяцы сотрудники Службы безопасности убили 13 протестующих во время столкновения на военном контрольно-пропускном пункте в районе Хар-Камар в Вазиристане», – отмечалось в докладе.

Чтобы заглушить голоса протестующих, силы безопасности Пакистана уже давно пользуются насильственными исчезновениями, и власти не сообщают о судьбе исчезнувших их родным. Даже нынешний премьер-министр Имран Хан, который когда-то был ярым критиком насильственных исчезновений, еще не сделал ничего для принятия закона, криминализирующего практику насильственных исчезновений.

По данным Amnesty International, к числу лиц, подвергающихся насильственным исчезновениям в Пакистане чаще всего относятся синдхи, белуджи, пуштунские этнические группы, шиитская община, а так же политические активисты, правозащитники, члены и сторонники запрещенных религиозных и политических групп. Правозащитники говорят, что семьи исчезнувших людей регулярно подвергаются угрозам, преследованиям и запугиваниям со стороны сил безопасности. Даже если насильственно исчезнувших и отпускают, то они не желают общаться со средствами массовой информации из-за пережитого.

В 2011 году, видимо, чтобы успокоить международное сообщество, в Пакистане создали COIED – комиссию, занимающуюся насильственными исчезновениями. Она получила более 6750 дел с момента своего создания, но комиссия не смогла привлечь ни одного из виновных к ответственности за это преступление. Международная комиссия юристов раскритиковала COIED за то, что она не смогла решить проблему укоренившейся безнаказанности, оставив и жертв, и их близких без какой-либо компенсации.

В своем заявлении комиссия обвинила организацию в том, что она «не возлагает ответственность на какое-либо лицо или организацию и не заявляет о тех, кто несет ответственность за сокрытие местонахождения исчезнувших людей, которые в конечном итоге были найдены в центрах содержания под стражей». И в том, что она странно расследует дела, когда без вести пропавший в Пакистане бывает найден мертвым.

«Следует напомнить, что тот факт, что человек впоследствии оказывается мертвым, не имеет никакого отношения к тому, имело ли место преступление насильственного исчезновения, хотя во многих случаях это также будет признаком других преступлений, таких как внесудебная казнь», – говорится в заявлении.

Ян Сейдерман, директор по правовым и политическим вопросам Международной комиссии юристов, считает комиссию неэффективной, и призванной имитировать Исламабадом решение проблемы насильственных исчезновений.

«Правительство Исламабада использовало COIED, чтобы успокоить критиков, и утверждать, что оно серьезно относится к решению проблемы насильственных исчезновений. Но за девять лет своей работы эта комиссия не смогла привлечь к ответственности ни одного виновного в насильственном исчезновении. Комиссия, которая не борется с безнаказанностью и не содействует правосудию для жертв и их семей, безусловно, не может считаться эффективной. COIED компрометирует сам процесс расследования, когда расследования не приводят к ответственности и не приводят к надлежащему и адекватному возмещению ущерба жертвам», –говорит он.

Более всего насильственных исчезновений случается в провинции Хайбер-Пахтунхва, где доминируют пуштуны как этническая группа. Пакистанское правительство пытается очернить лидеров движения «Паштун Тахафуз» и осудить их за осуществление их прав на свободу выражения мнений и свободу собраний. В частности, в 2018 году были зарегистрированы дела против лидеров движения Манзура Пуштина, Гаджихидаятуллы, Али Вазира, Хана Замана Какара и Наваба Аяза Хана Джогезая.