Китайская журналистка, сообщившая миру о крупной вспышке коронавируса в Ухане, может не дожить до суда

Ее адвокат дал интервью CBS News и рассказал, в каких условиях содержится его подопечная.

Китайская журналистка, сообщившая миру о крупной вспышке коронавируса в Ухане, может не дожить до суда

Чжан Чжань обвиняют в провокациях, распространении недостоверной информации и дестабилизации ситуации в стране – это популярное в стране обвинение для гражданских активистов и инакомыслящих, не согласных с действиями КПК, а так же для тех, кто поддерживает в Сети протесты в Гонконге. Ей грозит пять лет заключения, но она может не дожить даже до суда, который пройдет 29 декабря – она содержится в ужасных условиях и объявила голодовку.

Чжан Чжань, бывший юрист, а сейчас гражданский журналист, приехала в Ухань в начале февраля и сняла видео о том, что происходит в Ухане, критикуя меры правительства по сдерживанию вируса. В мае 2020 года ее заключили под стражу, в ноябре ей было официально предъявлено обвинение в распространении ложной информации о коронавирусе в Ухане. Если ее признают виновной, ей грозит до пяти лет тюрьмы. Журналистка объявила голодовку в качестве протеста против действия властей, но ее стали кормить насильно и это кормление, возможно, повредило ей желудок и иные внутренние органы.

В интервью CBS News адвокат женщины, пожелавшей остаться неизвестным, рассказал, что Чжан Чжань находится в следственном изоляторе в Пудуне ( Шанхай). В конце июня она объявила голодовку, и тогда ее связали поясным ремнем и цепями на лодыжках и начали насильно вставлять в нее зонд, чтобы она не могла препятствовать насильному кормлению. Но она отказывается прекратить голодовку, хотя ее здоровье ухудшилось. По словам адвоката, «она испытывает головные боли, головокружение и боль в желудке и рту из-за введения желудочной трубки для принудительного кормления», и, по ее словам, «каждый день это пытка». Издание задало адвокату и другие вопросы.

По его словам, защищать женщину он вызвался, когда ее семья обратилась за услугами. Он сам уханец и благодарен ей.

«Чжан Чжань поступила храбро, приехав в Ухань в начале февраля, чтобы сообщить об эпидемии коронавируса. То, что она сделала, было нелегко, ведь эпидемия касается всех. Я живу и работаю в этом городе и пережил тяжелые времена вместе со всеми остальными. Семья Чжан Чжань нашла меня, и я был счастлив защищать ее как ее адвокат. Она посетила много мест и разговаривала со многими людьми в Ухане. Она рассказала о том, что видела, и выразила свое мнение. По ее мнению, того, что сделало правительство, было далеко недостаточно, и правительство небрежно отнеслось к защите людей. Страх людей перед правительством на самом деле больше, чем страх перед вирусом: правительственный контроль и наблюдение за людьми были чрезмерны. Люди застряли дома из-за нехватки продовольствия или отсутствия медицинской помощи, что могло бы привести позже к гораздо большим гуманитарным катастрофам. Одна из причин, по которой Чжан Чжань попала в беду, заключалась в том, что она отправилась в полицейский участок на поиски пропавшего гражданина Уханя Фан Бина ( тоже журналиста, прим.авт.), который снимал на видео тела пациентов с коронавирусом в больнице», – говорит он.

По славам защитника гражданской журналистки, правительство должно не только огульно обвинять граждан во лжи, если их данные о ситуации отличаются от официальных, но и разбираться в озвученных ими фактах и обеспечивать свободу слова. И не должно осуждать ее за то, что она брала интервью от иностранных СМИ (интервью тоже вменяют китаянке как нарушение закона).

«Было ли то, что рассказала Чжан Чжань, фактом – каждый понимает это со своей собственной точки зрения. Каждый может высказать свое мнение, исходя из собственного понимания ситуации. Свобода слова должна быть защищена, как и ответственность за свои слова. То, что видела Чжан Чжань, могло быть частично недостоверным, поскольку она могла не иметь всей информации о происходящем. Но это не значит, что то, что она сказала, было ложью. Если гражданин имеет обоснованные сомнения в отношении правительственной информации и делает доклад, основанный на его собственном понимании ситуации, то гражданин должен быть защищен. Правительство должно проявлять осторожность и защищать свободу слова, а не обвинять людей в распространении слухов», – считает он.

Он считает несостоятельными и несправедливым и обвинение в том, что Чжан Чжань пыталась своей информацией «злоумышленно» причинить вред КПК и правительству Китая.

«Она определенно не пыталась причинить вред правительству. Напротив, именно правительство пыталось контролировать людей, удаляя посты в интернете и предупреждая или арестовывая людей, распространяющих информацию о случаях заболевания коронавирусом. Никто не осмеливался высказаться в такой ситуации, но Чжан Чжань пошла докладывать о том, что творится у линии фронта и это оказалось против линии правительства. Вот почему говорят, что она пыталась навредить правительству. В то время как правительство пыталось обвинить или подставить ее, Чжан пыталась защитить право общественности знать, что происходит», – говорит адвокат.

Чжан Чжань входит в число нескольких гражданских журналистов и активистов Поднебесной, чья работа дала внешнему миру первые проблески того, что происходило в Ухане в первые дни пандемии коронавируса. Кто-то из них пропал без вести, а кто-то оказался за решеткой. Так, пытались показать истинные масштабы эпидемии в городе в YouTube и Twitter видеозаписи переполненных моргов и больниц журналисты Чэнь Цюши, Фан Бин и Ли Цзэхуа. Позже они пропали без вести, но только о Ли Цзэхуа известно, что он был найден в китайской тюрьме, а затем отпущен на свободу. Анонимность адвоката в интервью происходит по этой же причине.

«На юридическую фирму оказывается давление. Мы также получаем угрозы о потенциальном влиянии на нашу карьеру, и даже члены нашей семьи получают угрозы и преследования. Я испытал все это. Хуже всего было то, что мне сказали в соответствующем департаменте, что если я продолжу работать по этому делу, то моя лицензия будет отозвана, и полиция угрожала забрать моего ребенка. До того, как я испытал все это, мне было трудно представить и принять. Но если на мою работу по защите клиента можно так легко повлиять, то достоинство и ценность адвоката не существуют. Я делаю это из-за моей веры и стремления к справедливости закона. Мы все надеемся, что законы Китая действительно могут быть исполнены, а не просто являются условиями, напечатанными на бумаге. Жертва и цена того стоят. Когда-то мне было очень страшно. Даже сегодня, когда я здесь разговариваю с вами, у меня много проблем. Но я все равно хочу попытаться!», – заверил юрист.

По его словам, 37-летней журналистке грозит 4-5 лет лишения свободы, возможно к делу приобщат и то, что она до этого сочувствовала протестующим в Гонконге.

«В соответствии с законом, основанным на свободе слова и защите прав человека, человек не должен быть наказан законом за свои выступления и доклады, он должен быть невиновен, а не подвергаться такому длительному тюремному заключению», – заключил он.