Год для Кыргызстана тяжелый и политически «магический»

10.06.2020 в 15:01, просмотров: 1373

Как говорят в политических кругах Кыргызстана, цифра «61» здесь имеет своё магическое значение. Именно в этом возрасте все предыдущие президенты этой страны по разным причинам покидали свой пост.

Год для Кыргызстана тяжелый и политически «магический»

Действующему президенту Сооронбаю Жээнбекову как раз 61 год. Конец 2019 и начало 2020 года были отмечены массовыми антикоррупционными протестами, вызванными итогами расследования «Азаттыка» против экс-запредседателя Государственной таможенной службы Райымбека Матраимова («Раима-миллиона») и его влияния на властные институты. Затем пришла эпидемия коронавируса со всеми вытекающими из неё социально-экономическими негативными последствиями, а осенью пройдут выборы в Жогорку Кенеш (парламент республики) и местные кенеши.

Череда этих событий, по мнению Директора Центра европейско-азиатских исследований Андрея Русакова, станет серьёзным испытанием для политической системы Кыргызстана. К тому же, она происходит во время разрушения политического оплота и прежнего, и нынешнего президентов – партии СДПК. А тема коронавируса и ликвидации его последствий, станет, скорее всего, ключевой для всей избирательной кампании в Жогорку Кенеш. Будет даже и политическое ковид-диссидентство. Своими прогнозами он поделился с «МК-Азия».

«Наших бьют!»

– Андрей Геннадиевич, каковы ваши прогнозы по распределению политических сил Кыргызстана в выборный сезон? Сохранится ли в республике власть за социал-демократами из СДПК или же на старейшей и крупнейшей партии Кыргызстана можно ставить крест?

– Особенность демократии в Кыргызстане – не восходящее к классическому пониманию политологии голосование по политическим убеждениям (еще одна демократическая иллюзия в азиатской интерпретации). Большей частью избиратели голосуют в зависимости от принадлежности и партии, и, чаще, её лидера к территории проживания или рождения.

Родственник за родственника. Северные – за северных, южные – за южных. По заверениям бывших и нынешних членов СДПК, выбор и поддержка и партией, и бывшим президентом Алмазбеком Атамбаевым, и кандидатуры Сооронбая Жээнбекова были основаны на территориальном принципе передачи власти – поруководил «северный» (Атамбаев), предложивший поддержать «южную кандидатуру». Однако последующее развитие событий – не только арест Атамбаева, но и других политиков, в числе которых и бывший мэр Бишкека Кубанычбек Кулматов – заставило многих северян думать в стиле «наших бьют» и «судят только северян». Как говорят некоторые их представители, долгое время была надежда на заступничество за них со стороны Москвы. Однако эти надежды не оправдались. Более того, Алмазбеку Атамбаеву посоветовали работать вместе с новым президентом Сооронбаем Жээнбековым, к избранию и продвижению которого, в том числе и среди глав государств ЕАЭС и ОДКБ он приложил много усилий. Видимо, к Атамбаеву и его руководству у Москвы, во-первых, был свой счёт, во-вторых, роль «большого брата» для неё, во внутрикыргызском споре, в принципе, не комфортна и чревата большим количеством ненужных ей сейчас политических и экономических обременений. Тем временем, сама по себе политическая опора власти, в том числе «севера» в лице СДПК была полностью разрушена, Существующие сейчас СДПК и «СДПК без Атамбаева» вряд ли вновь выйдут на политическую сцену, – прогнозирует эксперт. – Оставшийся репутационный имидж СДПК пытается подхватить новая партия «Социал-демократы Кыргызстана», с новой, по кыргызским лекалам, моделью коллективного политического руководства, среди которого сын бывшего президента Кадырбек Атамбаев и бывший представитель СДПК в России Темирлан Султанбеков. Она даже смогла выдвинуть часть кандидатов на несостоявшихся в апреле из-за пандемии выборах в местные кенеши. Однако, учитывая типичную лидерскую модель политической системы Кыргызстана, а также молодость лидеров и нахождение их «духовного отца» под следствием, есть сомнения, что она сможет серьёзно аккумулировать голоса «северян» в политический электоральный контекст. Тогда кто? В данный момент у «северян», несмотря на артикулируемый с их стороны запрос, нет чёткой политической силы, а это серьёзный риск.

Политические органы

– Кто же тогда сможет заменить СДПК? На какую из политических сил может, на ваш взгляд, опереться действующая власть?

– После фактического развала СДПК, многие политологи и эксперты долго гадали о том, на какой политический фундамент будет опираться действующая власть. К тому же в Кыргызстане (кому как нравится) не то парламентская, не то парламентско-президентская модель власти. И вот итог. Брат действующего президента и бывший спикер парламента Асылбек Жээнбеков вступает в партию «Биримдик», и всё стало ясно. С логотипом этой партии стала расходиться и гуманитарная помощь, что вызвало, естественно, определённое недовольство у других политических игроков. Но и здесь возникли нюансы. Несостоявшиеся выборы в местные кенеши показали, что административно насыщенными списками обладают ещё два политических игрока – партия «Кыргызстан» (детище прежней администрации в поддержку СДПК, спонсируемое, согласно мнению СМИ, алкомагнатом Шаршенбеком Абдыкеримовым) и «Мекеним Кыргызстан», традиционно относимый республиканским политическим сообществом к сфере влияния бывшего заместителя государственной таможенной службы Кыргызстана Раима Матраимова («Раима-миллиона»). И вот здесь начинается самое интересное. Реэкспорт товаров из Китая – одна из основ кыргызской экономики, как нефть и газ для России. Поэтому таможня в этой стране является не только бюрократическим, но и вполне себе политическим органом власти. Расследование радиостанции «Азаттык» о коррупции в таможне и фамилиях в этом деле вызвали общественный и политический «переполох» не потому, что коррупция является чем-то новым для страны. Впечатляли суммы контрабанды – в районе одного миллиарда долларов – и упомянутая там фигура одного из главных таможенников КР Райымбека Матраимова («Раима-миллиона»). Титул «Раим-миллион» уже давно упоминался в кыргызских СМИ не только в качестве обычного, хоть и высокопоставленного чиновника, а как лица, влияющего на политические решения, в том числе кадровые. Причём и при прежнем, и при новом президенте. Нынешние оппозиционеры из СДПК после событий в Кой-Таше прямо указывали на него в качестве основного спонсора избирательной кампании действующего президента. Показательно, что во главе протестов встали не политические, а общественные силы в лице Ширин Айтматовой, дочери Чингиза Айтматова. Она, правда, одно время была депутатом Жогорку Кенеша от партии «Ата Мекен». Её гражданский муж был задержан, формально – по уголовному поводу, по мнению оппозиции – за организацию протестов. Неизвестно, вылились бы эти протесты в политическое русло, если бы не наступивший карантин. Но карантин имеет свойство когда-нибудь, но заканчиваться. Однако нет никакого сомнения, что фактор «Раима-миллиона» ещё сыграет свою партию в предстоящей выборной кампании, – полагает политолог.

Выход не там, где вход

– К слову, о карантине. Многие ограничения и выход из них в стране фактически оказались списанными по срокам с соседей по ЕАЭС – Казахстана и России. Что вызвало недовольство населения по отношению к властям, и всё громче звучат голоса о необходимости «жить своим умом» и выйти из ЕАЭС и даже из ОДКБ…Насколько вероятен такой исход и что он даст Кыргызстану?

– Судя по всему, кыргызская государственная машина активно наблюдает за принимаемыми руководством России мерами по борьбе с коронавирусом и, что важнее, мерами по восстановлению социально-экономической ситуации. Однако в кыргызских реалиях большая их часть имеет мало шансов на прямое копирование, прежде всего, из-за неравенства бюджетных и, как ни странно, политических возможностей. Принимаемые российским руководством меры находятся вдали от политических дискуссий и на данный момент имеют мало шансов на попадание в электоральную повестку. Досрочных выборов в Госдуму Российской Федерации в этом году, как многие полагали, не будет, а до 2021 года «утечёт ещё много воды». К тому же, президентская форма правления в принципе не даёт возможности для активной интеграции мнения политических партий в принимаемые в условиях карантина решения – и некогда, и незачем. Другое дело – парламентская демократия в Кыргызстане, когда критика правительства и его решений становится шансом показать «кто в доме хозяин», не неся при этом каких-либо существенных рисков за последствия. Нет сомнения в том, что «посткоронавирусная» повестка по мере выхода из карантинных мер войдёт в электоральное кыргызское поле, которое будет усилено и возможным совмещением в один день выборов в Жогорку Кенеш и местные кенеши, и возможным возрождением антикоррупционной тематики в виде массовых митингов. Но это, скорее всего, следует принять как неизбежность. Здесь можно надеяться, что всё-таки кыргызские политики и общественные деятели не перейдут за «красные линии» от нахождения всех, как сказал президент Жээнбеков, в «одной лодке» и очередной революции не случится, – прогнозирует Русаков. – Но по-настоящему сложный момент появится, если в предвыборных баталиях из-за чьих-то электоральных амбиций вновь возникнет тема целесообразности нахождения республики Кыргызстан в совместных с Россией и другими странами постсоветского пространства институтах – ЕАЭС и ОДКБ. Это может в дальнейшем повлиять на политические решения и обесценить всю экономическую политику и политику в области безопасности, которую проводил Кыргызстан на протяжении последних лет. Учитывая уже произошедшую сильную интеграцию Кыргызстана в ЕАЭС и ОДКБ, а также наличие большого количества кыргызских мигрантов в России, любые, даже символические, шаги кыргызских политиков, в обратном направлении могут серьёзно осложнить и без того непростую социальную ситуацию. К тому же надо учитывать, что и в России не все политические силы поддерживают нахождение кыргызских мигрантов в России в условиях карантинных мер, рекомендуя властям отправить их домой, что для КР может стать настоящей проблемой. Пока это только депутат Мосгордумы от партии «Яблоко» Сергей Митрохин, на чьё мнение, мягко говоря, российское руководство не особо обращает внимание. Но любые недружественные заявления по отношению к России, а также к важным для неё объединениям ОДКБ и ЕАЭС, даже высказанные в пылу предстоящей электоральной риторики, могут всколыхнуть и российское парламентское политическое поле. Поэтому приверженность республики интеграционным проектам на постсоветском пространстве, в том числе и поддержанная основными политическими силами на предстоящих выборах в Жогорку Кенеш, станет одним из залогов более быстрого восстановления социально-экономической ситуации в азиатском «очаге демократии».



|