Чем запомнились Кыргызстану 12 месяцев президентства Сооронбая Жээнбекова?

28.11.2018 в 13:42, просмотров: 388

«МК-Азия» подвел итоги работы президента за 12 месяцев и проанализировал, какие перемены наступили в стране под его руководством, и что изменилось в восприятии Кыргызстана мировым сообществом.

Чем запомнились Кыргызстану 12 месяцев президентства Сооронбая Жээнбекова?

24 ноября 2018 года исполнился ровно год с момента инаугурации президента Сооронбая Жээнбекова. Лидер государства, власть в руки которого перешла впервые демократическим путем, а не путем переворотов и революций, был избран всенародно, при весьма захватывающей конкурентной борьбе. И получил кредит доверия в лице практически 55% пришедших на избирательные участки в Кыргызстане и за рубежом избирателей.

Братья навек

Первоочередной заботой для новоизбранного Сооронбая Шариповича Жээнбекова стало укрепление изрядно пошатнувшихся благодаря предшественнику отношений с ближайшим соседом в лице Казахстана. Нурсултан Назарбаев пошел навстречу новому коллеге, назвавшему его «старшим братом» - экономические и политические нюансы между странами были ликвидированы – вплоть до снятых запретов на ввоз некоторых товаров из Кыргызстана. Свидетельством тому могут стать и новые документы о сотрудничестве разного уровня, подписанные между странами, и участие Жээнбекова в региональных мероприятиях и планово, и по приглашению Назарбаева – как то первая консультативная встреча глав государств Центральной Азии. Добрососедские отношения подтвердило и решение о выдаче в РК оппозиционного журналиста Мурата Тунгишбаева. В начале мая 2018 мужчина, скрывавшийся от преследования властей Казахстана в Кыргызстане несколько лет, был задержан, и, несмотря на протесты правозащитников обеих стран, экстрадирован на родину и отдан под суд. Кроме того, в 2018 году демаркация границ между Кыргызстаном и Казахстаном наконец-то была завершена, а у Кыргызстана в Казахстане наконец-то за долгое время появился посол - Жээнбек Кулубаев.

Международная активность

Отношения Жээнбеков начал укреплять не только с Казахстаном, но и со стратегическими партнерами и донорами, уделяя внимание не только переговорам на полях саммитов и форумов, но и двусторонним встречам, на которых удобнее обсуждать насущные вопросы взаимоотношений. Первым из лидеров стран-союзниц, с которым Жээнбеков встретился в президентском качестве, стал Владимир Путин. Далее Сооронбай Шарипович повстречался лично и с лидером Таджикистана Эмомали Рахмоном, и с лидером Узбекистана Шавкатом Мирзиеевым, и с туркменским президентом Гурбангулы Бердымухамедовым, и с главой Китая Си Цзиньпином, и с турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, и даже побывал у президента США Дональда Трампа. Так же за плечами президента КР – участие в саммитах и форумах ряда интеграционных объединений (ШОС, ОДКБ, ЕАЭС) и даже по особому приглашению – в саммите глав государств-учредителей Международного фонда сохранения Арала в Туркменистане. Выступил он и в Нью-Йорке на общих дебатах 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, говоря как о глобальных вызовах – экологии, проблеме дефицита питьевой воды и экстремизме, так и о внутренней политике страны, Чингизе Айтматове и Всемирных играх кочевников.

Дверь в Европу

За минувший год президентства Сооронбая Жээнбекова Кыргызстан занял активную и стойкую позицию и во взаимоотношениях с Европейским союзом, о которой президент КР заявил во время визита в Бельгию. Председатель Европейского совета Дональд Туск встретился с ним в Брюсселе, и, судя по Twitter-аккаунту Туска, кыргызский лидер оставил о себе весьма благоприятные для Европы впечатления. В настоящее время активно ведутся переговоры по подготовке нового расширенного соглашения второго уровня о сотрудничестве между ЕС и Кыргызстаном, которое коснется ряда сфер – от экономики и политики до развития регионов, обеспечения их питьевой водой, образования и социальной защиты. А министр иностранных дел Чингиз Айдарбеков уже обозначил, что «…Европейский союз является приоритетом во внешней политике Кыргызстана». Кроме того, в Кыргызстане при новом президенте начала в полную мощь реализовываться реформа образования, которая, по мнению министра образования и науки Гульмиры Кудайбердиевой, поможет школьникам из КР в будущем не только получить шанс на поступление в вузы Европы и США, но и шанс на успешную трудовую миграцию в страны ЕС.

Чистка кадровых нарывов

Кроме геополитических преобразований, Кыргызстан охватили и внутриполитические перемены, связанные с кадровой зачисткой. Ее можно характеризовать и как борьбу с коррупцией, которую президент поставил во главу угла во время первого заседания Совбеза со своим участием, назвав ее «угрозой национальной безопасности», и как зачистку госаппарата от кадров своего предшественника. Через пару месяцев после инаугурации Жээнбекова насиженных мест лишились директор Антикоррупционной службы ГКНБ Дуйшенбек Чоткараев, глава ГКНБ Абдил Сегизбаев ( этот покунил пост по своему желанию), генпрокурор Индира Джолдубаева, министр юстиции Уран Ахметов, а так же многие сотрудники министерств и ведомств как в Бишкеке, так и в регионах – уже принудительно. А через год после инаугурации в СИЗО ГКНБ собрались почти все близкие соратники экс-президента Алмазбека Атамбаева. Каждый из них проходит по громким уголовным делам, связанным с хищением госимущества, незаконным получением средств или с коррупцией. Ожидают приговора, в частности, Икрамжан Илмиянов, занимавший спектр должностей от первого зампреда временного правительства до советника президента на общественных началах, и пришедший в политику из-за руля личного авто Алмазбека Шаршеновича. А так же экс-премьер Сапар Исаков, экс-глава таможни и экс-мэр Бишкека Кубанычбек Кулматов, экс-мэр Бишкека Албек Ибраимов и экс- глава энергетического ведомства Осмонбек Артыкбаев. Компанию им составляют экс-премьер Жанторо Сатыбалдиев, экс-генеральный директор ОАО «Электрические станции» Узак Кыдырбаев, бывший исполнительный директор группы управления модернизацией ТЭЦ Бишкека Тамерлан Бримкулов, а так же ряд руководителей ОАО «Электрические станции», работавших там на момент реконструкции бишкекской ТЭЦ, не вынесшей холодов в начале 2018 года и погрузившей столицу в морозный апокалипсис... «Дело энергетиков» отправило в СИЗО ГКНБ более 10 чиновников разного ранга, которых обвиняют в хищении и выводе госсредств и злоупотреблении полномочиями и уже очевидно, что их список пополнится.

Один ум – хорошо, а много – лучше

Желание найти новый путь для государства, который бы привел Кыргызстан к процветанию, и не повторял прежних ошибок, привело нового президента к ряду консультаций с гражданским обществом, бизнес-сообществом и опытными политиками, за плечами которых не один десяток лет работы и не одно кресло. Так, в июле 2018 года в Госрезиденции были собраны 40 представителей НПО и гражданских активистов. За четыре часа они высказали все накопившееся, наболевшее и нерешенное в их секторах работы, и дали главе государства пищу для размышлений – правда, за закрытыми дверями и без СМИ ( к слову, аналогичный шаг в начале президентства предпринимал и его предшественник). В сентябре в Госрезиденции открылись двери для представителей бизнеса. Главы ассоциаций и предприятий озвучили свои проблемы напрямую без цензуры и посредников главе государства, и список оказался предсказуемым – коррупция, бюрократия, формирование законом в пользу политических кругов, чьи интересы выдаются за интересы государства, а на деле приводят к облегчению работы одним бизнесменам и уничтожению других. Что тоже было взято Жээнбековым на карандаш - он пообещал изменить ситуацию, в частности, с помощью создания института бизнес-омбудсмена. А в конце ноября на обсуждение будущего страны на ковер к президенту были созваны бывшие премьер-министры и спикеры ЖК – кроме тех, кто находится в СИЗО, отбывает срок или покинул Кыргызстан ( правда, на встрече не было Алмазбека Атамбаева, который был премьером при Курманбеке Бакиеве, и экс-спикера Асылбека Жээнбекова, доводящегося президенту братом). Путь к обсуждению преодоления экономических, социальных и прочих проблем республики занял несколько часов, и этот шаг был высоко оценен всеми приглашенными. Сооронбай Шарипович призвал представителей политической элиты к взаимоуважению, умению слышать друг друга и конструктивному взаимодействию – для блага страны, за которое ответственны все, кто был на встрече в равной степени. Однако пока говорить о плодах этих встреч, ставших новаторскими для кыргызской политики, рано.

Свобода или…?

Определенное новаторство было привнесено и в отношении свободы слова. Первый год президентства Жээнбекова запомнился тяжбами со СМИ и громким примирением. Еще будучи кандидатом в президенты, Жээнбеков подал в суд на ИА «24.kg» и журналиста Кабая Карабекова, потребовав от них по 5 млн сомов за ущерб чести, достоинству и деловой репутации в материале «Визит в Сочи. Кремлю вновь объяснят, чем хорош преемник?». Все инстанции, включая Верховный суд, признали претензии Жээнбекова обоснованными, однако после вступления в должность глава государства решил простить и медиа-ресурс, и Карабекова, и от претензий отказался. Несмотря на критику в ряде изданий и на полях информресурсов в течение времени после отзыва своих претензий, других исков по отношению к журналистам и блогерам глава государства пока не подавал. Он провел встречи с редакторами крупных СМИ, отметив, что всегда открыт к работе и сотрудничеству. И даже отметил в поздравлении с Днем информации и печати, что без СМИ «…невозможно представить эффективно действующий механизм государственного управления». И что именно они помогают государству бороться со всеми его недостатками, осуществлять реформы, и «… активно способствовать формированию позитивного имиджа Кыргызстана в мировом сообществе». Лед тронулся в пользу свободы слова при новом президенте и в другом громком деле, связанном со СМИ - Генеральная прокуратура КР возбудила уголовное дело по статьям 304 УК КР («Злоупотребление должностным положением» ) и 166 УК КР («Мошенничество») по факту рейдерского захвата ЗАО «Издательский дом «Вечерний Бишкек»», выпускающего одноименную популярную газету. На то, чтобы заинтересоваться словами экс-руководителя компании Александра Кима, который неоднократно заявлял о том, что его некогда бизнес-партнер Александр Рябушкин вместе с некими третьими силами просто отнял у него медиабизнес, у государственных структур ушло 3 года. На данный момент Рябушкин взят под стражу, и его фактическое правовладение бизнесом в течение последних лет, приведшее Кима на скамью подсудимых, оспаривается в суде.

Кроме того, кыргызстанцы убедились, что президент имеет чувство юмора и адекватно относится к карикатурам, мемам и фотожабам со своим изображением. Примером тому послужил случай с дизайнером Никитой Тарасенко, который создал юмористические картинки с участием Жээнбекова на базе его фотографий с отдыха на Иссык-Куле и разместил их в Facebook. Где их обнаружила некая жительница Кыргызстана и подала жалобу в ГКНБ – якобы на них имело место оскорбление президента. Тарасенко вызвали на допрос в Генпрокуратуру и отправили его творчество на экспертизу, призванную определить, имел ли место на самом деле ущерб чести и достоинства президента или же нет. Однако все закончилось благополучно и демократично – сам глава государства, как рассказала журналистам пресс-секретарь главы государства Толгонай Стамалиева, картинки, так обеспокоившие кыргызстанку, видел. После того, как он от души посмеялся над фотожабами, преследование дизайнера прекратилось. А с облегчением выдохнувшие и убедившиеся в чувстве юмора президента КР его подданные наделали целую кучу картинок с его участием по мотивам визита в разные страны. И даже смонтировали маленький юмористический вирусный клип с песней на мотив композиции Натали и Николай Баскова «Николай» про главу государства, несколько дней гулявший по соцсетям.

Однако сказать, что полностью год правления Сооронбая Шариповича безупречным с точки зрения общественности не был. Были у него и несколько инициатив и шагов, которые вызвали у граждан Кыргызстана, а так же у экспертов как минимум – непонимание и неодобрение, как максимум – появление мрачных и безрадостных прогнозов на будущее.

Молчание – знак согласия?

Президенту Кыргызстана гражданское общество не смогло простить восьмидневного молчания в отношении истории убийства 19-летней Бурулай Турдалиевой. Ее в конце мая 2018 года украл влюбленный и угрожавший ей ранее убийством 30-летний мужчина, которому девушка не ответила взаимностью, будучи просватанной за другого. Машину, в которой везли жертву, смогли перехватить, и ее, вора вместе с сообщником доставили в ближайшее отделение милиции, где несостоявшийся жених и убил несостоявшуюся невесту – несмотря на присутствие правоохранителей поблизости. История буквально взорвала и телевидение, и Интернет, однако реакция и от премьера, и от президента поступила лишь через неделю с лишним после трагедии. Жээнбеков взял дело под личный контроль через восемь дней, обсудив историю с премьером Мухаммедкалыем Абылгазиевым, и заявил, что требует «… жесткого наказания всех виновных в смерти девушки, начиная от увольнения с должностей и заканчивая привлечением к уголовной ответственности». Так же он отметил необходимость усиления работы по повышению ответственности сотрудников внутренних дел и укреплению их дисциплины, а так же совершенствованию законодательной базы, направленной на защиту детей, семьи, и профилактики насилия в отношении детей и женщин. Однако заявленных кардинальных мер принято не было, вердикт в отношении признавшего вину мужчины не вынесен до сих пор. А в сознании общественности случай закрепился как показатель равнодушия власть предержащих на высшем уровне к проблеме кражи невест и насилия над женщинами и девочками.

Светское государство vs исламизация

О явлении исламизации Кыргызстана при том, что де-юре он остается светским государством, за последний год не высказывался только ленивый. Экономическая нестабильность, отсутствие государственной идеологии и социальных гарантий, и слабое образование как в светском, так и в религиозном отношении за двадцать с лишним лет привели к росту популярности фундаменталистских и радикальных идей и течений. В том числе и тех, что в реестре запрещенных в Кыргызстане, пока нет, а в других странах они под запретом – самый яркий пример тому движение «Таблиги джамаат» ( запрещено в РФ и ряде стран мира, а в КР вполне легально). Внимание на происходящее в религиозной сфере государство обратило только в последние годы при Алмазбеке Атамбаеве. Но попытки сертифицировать и занести в реестр мечети, медресе и намазканы – молельные комнаты, а так же дать образование и сертификацию всем духовным служителям, которые несут религию в массы, увенчались лишь относительным успехом. Так же с большим увеличением числа приверженцев ислама спорных вопросов в обществе – от того, нужен ли в госучреждениях перерыв на пятничный намаз, и может ли девушка в хиджабе проходить педагогическую практику в светской школе или посещать светский университет до того, стоит ли Кыргызстану по Конституции оставаться светским или же нет – накопилось достаточно. Потому на Сооронбая Жээнбекова возлагались большие надежды на разрешение этих и других споров как на гаранта высшей власти и Конституции. Однако вопросов с его приходом на седьмой этаж «Белого дома» стало еще больше. После того, как в Бишкеке в сентябре 2018 года была открыта одна из самых больших мечетей в Центральной Азии, построенная совместно с фондом «Диянет» Турецкой Республики. Выступал на ее открытии Сооронбай Шарипович на кыргызском языке, однако журналисты из Factcheck.kg дословно перевели его выступление, которое стало вирусным, и облетело не только Кырнет, но и зарубежные СМИ.

«В Кыргызстане мечетей больше, чем школ. Это хороший показатель. Некоторые говорят, что мечетей больше, чем школ. Чем больше мечетей, тем больше станет совестливых детей. Чем больше медресе, тем больше нашей совестливой молодежи. Но все это надо контролировать. Иначе есть внешние угрозы. Взяв в расчет такие явления, как терроризм и экстремизм, мы должны следовать традиционной религии, которую унаследовали от своих предков», - сказал Жээнбеков.

«Хорошим показателем» меньшее количество школ в стране сочли далеко не все, даже и те, кто считает себя верующими и соблюдает все каноны ислама: ведь образование в нем как для мужчин, так и для женщин является немаловажным деянием. Другая же часть жителей республики изрядно изумилась словам о «традиционности» религии – исторически кыргызский народ был по большей части все же языческим, а не мусульманским.

Так же немало копий сломано было во время споров вокруг инициативы о вмешательстве государства в дела религии – по Конституции, религия в Кыргызстане от государства отделена. Однако Сооронбай Жээнбеков на недавней второй международной конференции «Ислам в современном светском государстве» заявил, что Кыргызстану «…необходимо реализовать такую религиозную политику, которая соответствовала бы целям стратегии развития страны, принятой на основании общественного обсуждения с участием широких слоев населения». Необходимость расширения вмешательства государства в сферу религии, по его словам, вызвана тем, что много стало тех, «…кто, прикрываясь исламом, пытается навязать кыргызскому народу свои традиции, культуру. Кто пытается отстранить молодежь от современных знаний, достижений культуры, науки и техники». По словам президента, требуется вмешательство государства, чтобы в Кыргызстане возобладало межконфессиональное согласие, толерантность, и мирные взаимоотношения между теми, кто позиционирует себя как верующие и теми, кто находится вне конфессий. Для этого необходимо разработать соответствующие нормативные правовые акты и обеспечить их реализацию, создав «…создать новые формы взаимоотношений между религией и государством для обеспечения мира, порядка в обществе и межнационального согласия». Однако эта идея вызвала возмущения и в среде светской, и в среде духовной.

Ждем перемен. И еще подождем.

Еще одна мишень для критики – экономика. Она за 2018 год пережила очередные качели, связанные с уменьшением добычи на Кумторе: по итогам января-августа 2018 года по данным Нацстаткома, ВВП республики сложился в сумме 310 млрд 267,2 млн сомов, уменьшившись на 0,3% по сравнению с аналогичным периодом года 2017-го. По итогам периода с января по октябрь ситуация выровнялась благодаря увеличению разработок - ВВП КР составил 420 млрд 12,4 миллиона сомов, обогнав аналогичный период 2017 года на 2%. Однако аналитиков не радует показатель снижения объема выпуска промышленной продукции за это время - по подсчетам Нацстаткома, по сравнению с аналогичным периодом 2017 года он снизился на 4,7%. Таким образом зависимость республики от Кумтора меньше не становится - новые предприятия, которые открылись за 2018 год, слишком малы, чтобы заменить его, да и очереди из инвесторов в Кыргызстан не стоит ( благодаря причинам, озвученным бизнесменами на встрече с президентом и еще ряду факторов). Меж тем на разработку месторождения отводится всего лишь от 5 до 7 лет, и бремя ответственных решений, которые помогут республике минимизировать утерю столь крупного источника поступлений в экономику, лежит именно на Сооронбае Жээнбекове и его назначенцах. Пока явных положительных подвижек в эту сторону не наблюдается.

Не наблюдается и воплощение в жизнь судебной реформы, и реализация набившего оскомину проекта «Безопасный город», который оброс коррупционными схемами, громкими разоблачениями и вновь оказался в центре скандала после того, как тендер выиграло недавно российское ОАО «Концерн радиостроения Вега». Так же пока туманны и социально - экономические последствия объявления 2018 года Годом развития регионов Кыргызстана – реальных цифр, демонстрирующих обращение государства лицом к селам, сидящим десятилетиями без тепла, воды, социальной инфраструктуры и рабочих мест, пока не видно. Правда, законодательно напрямую президент вмешаться ни в экономические процессы, ни в процессы, связанные с судебной системой не может – зато может произвести очередную кадровую чистку и назначения – выбор кадров президентом в правительство никто пока не отменял… Таким образом, лидеру Кыргызстана есть над чем работать – впереди у него, по Конституции, еще целых пять лет.