Жертвы безразличия: Смерть 12-летнего воспитанника детского дома скрыть не удалось

Смерть 12-летнего воспитанника Военно - Антоновского детского дома Игоря Якунина скрыть не удалось, так же как и обстоятельства гибели и его недолгой жизни.

Жертвы безразличия: Смерть 12-летнего воспитанника детского дома скрыть не удалось

И пока в СМИ публикуются различные версии произошедшего, Алексей Петрушевский, бывший директор Центра реабилитации детей и молодежи рассказал о судьбе погибшего ребенка, который проживал в Центре с 2015 года.

Если бы его отдали в семью, был бы жив, здоров и счастлив

– В 2015 году Игорька привезли в наш Центр. Мать попрошайничала в районе Шампанвинкомбината, прикидывалась инвалидом, согнув ногу. В графе отец в документах стоял прочерк. Несколько раз, встречая его мать, говорил ей «Олеся, ты хоть зайди к пацану, он же ждет». Один раз пришла с какими-то пирожками… А он ждал ее каждый день. Напрасно. Ее лишили родительских прав, и она забыла про детей.

В 2016 году мы возили 40 детей, в числе которых и был  Игорек, в Америку. Многих ребят приглашали по программе жить в семьях. Одной такой семье Игорь понравился. Они захотели его усыновить, причем и его старшего брата тоже. Потенциальные усыновители официально и законно оформили документы, приехали забирать. Но тут органы соцзащиты Первомайского района вдруг заявляют, дескать, есть отец, который желает забрать ребенка и по закону у него больше прав, – рассказывает Алексей Петрушевский.

«Отец» материализовался в декабре в сандалиях на босу ногу и подтвердил свое желание забрать Игоря. Агентство по усыновлению предложило ему помощь в оплате генетической экспертизы и подготовки документов, после чего «отец» внезапно исчез, так же внезапно, как и объявился.

Так Игоря Якунина не отдали никому, а потом и вовсе насильно забрали из Центра и отвезли в детский дом в Военно-Антоновку.

– Почему его не отдали в семью, где в нем души не чаяли? Зачем в детдом, где ребенок загибался 3 года, если была семья, которая хотела усыновить?

– Когда Игорек в нашем Центре жил, потенциальные усыновители его полностью обеспечивали, заваливали подарками, целые баулы с него ростом присылали или привозили. Одно только одеяло с фотографиями Игорька, как доказательство любви и заботы чего стоило. Я даже не представляю, как они пережили известие о смерти Игоря. Они бы дали ему семью, образование, занимались бы с ним. Он стал бы самодостаточным человеком и жил бы счастливо. А теперь… –  Алексей Владимирович показывает фотографии Игоря. На одних симпатичный мальчишка с живой солнечной улыбкой. На других маленький мальчик, лежащий в гробу, кажущийся еще меньше в нелепом, как будто с чужого плеча, на вырост костюме.

А потом видео, где подросток постарше с модной ассиметричной стрижкой рассказывает, как ударил 3-4 раза в грудь Якунина. После чего Игорь, сделав несколько шагов, упал…

Видимо от сильных ударов произошла остановка сердца.

– Надо наказать тех, кто допустил эту дедовщину, не остановил издевательства и избиения. И этот подросток, который ударил Игоря, он тоже жертва нашей системы. Здесь должны работать психологи, педагоги, специалисты. И проблема не только в этих двух детях. Прежде чем проводить оптимизацию детских домов, нужно с каждым ребенком разбираться индивидуально. Почему он не был усыновлен? В нем причина или в бездушности системы?

Случившееся с погибшим мальчиком результат бездарной, преследующей исключительно материальные цели, бездушной работы сотрудников ОПСД и Министерства образования. К сожалению, но факт, дети, которые остались  без родительского попечения, в большинстве случаев превращаются в товар. Несовершенство законодательства, коллизии и пробелы, предоставляющие возможность использовать свое служебное положение не оставляют детям шансов обрести семью. В 2018 году мне довелось поработать в составе одной комиссии по проверке работы ОПСД по г Бишкек и проведя анализ их деятельности, можно с уверенностью сказать, что институт усыновления в КР один из самых коррупционных. Ведь все становится понятным по двум ключевым моментам.  Как при наличие потенциальных усыновителей ребенок оказался в детском доме, когда в интернат направляют при невозможности применить другие формы устройства в семью. И почему при наличии усыновителей, желающих его забрать в семью, ребенка так и не отдали, – выразила свое мнение юрист Елена Гаврилова.

Законы не работают

– В детдом можно отправлять только по решению суда. Это крайняя мера, если нет возможности определить ребенка в семью. Но ведь семья была! Они 5 лет пытались безуспешно усыновить мальчика! А органам соцзащиты было наплевать на это, и на ребенка наплевать, – возмущается экс-директор реабилитационного Центра.

Сейчас, по словам Алексея Петрушевского, идет развал и закрытие детских домов по «молдавскому» сценарию.

– Мы сейчас вернемся в 90-е годы, когда беспризорные дети будут жить на улицах. Детдома закроют и куда девать этих детей? Их уже сейчас девать некуда! – и в подтверждение слов Алексей Владимирович набирает номер сотрудницы социальной опеки.

– Детей с улиц сегодня забирать некуда. Только в бомжатник на 3 часа, а потом надо отдавать их в семью. Нам говорят «работайте с семьями». Как с ними работать, если их либо нет, либо родители «не просыхают» и бомжуют? Сейчас пытаемся к помочь семье, в которой самому маленькому ребенку 9 месяцев, а всего их  шестеро. Мать где-то бегает, подъезды моет, они уже чуть ли не тараканов едят. Нет денег, нет жилья. Законы не работают, – рассказывает сотрудница опеки, пожелавшая остаться неизвестной.

– Выходит, что детей приходится оставлять в пьющих семьях, где над ними издеваются. Раньше мы их забирали в Центр. Ребенок был в безопасности, ходил в школу, был обут, одет и накормлен. А сегодня сотрудники милиции, встречая меня на улице спрашивают, когда откроют Центр, потому что детей некуда везти. У нас нет такого количества фостерных семей, чтобы устроить всех беспризорников или неблагополучных, – говорит Алексей.

По статистике 70% выпускников детских домов и интернатов погибают в молодом возрасте. Болезни, драки, суициды, несчастные случаи и тд.

«Ненужные дети»

– Наш выпускник работал на автомойке. Сильно болела голова. Пожаловался хозяину, попросил больничный. Хозяин не поверил, сказал, иди и работай. Парень умер. Диагноз – менингит. Похоронил хозяин автомойки. Больше некому было. Или Анна тоже из «ненужных». Выпустили из детдома – жить негде и не на что. Стала заниматься проституцией, родила ребенка от кого-то. Через несколько лет во время какой-то гулянки ее выбросили из окна, разбилась насмерть. Списали на несчастный случай, потому что они никому не нужны, постоять за них некому! Большинство девочек, выйдя за ворота детского учреждения, по достижению 16-лет становятся проститутками от безысходности.

Рассказал Алексей и о просьбах о помощи от выпускников, которые живут в нищете. Просят дать, занять денег, помочь с жильем…

– А чем я могу им помочь, если сам фактически безработный. Суд до сих пор идет, свидетели со стороны обвинения на заседания не приходят, и сколько времени будет тянуться процесс неизвестно, – сокрушается Алексей, который был защитником и опорой для своих воспитанников, боролся за их  судьбы и права. Сколько покалеченных детских душ прошли через Центр реабилитации, отогрелись и почувствовали, что такое жить в дружной большой семье, а главное в безопасности.  Сколько истерзанных сексуальным насилием и домогательствами детских душ изливали свои беды Алексею Петрушевскому, который помогал им писать заявления в компетентные органы на истязателей. Страшно читать эти заявления и объяснительные на имена Генпрокуроров. Страшно и мерзко от действий растлителей по отношению к своим и чужим детям. Но логического завершения уголовного дела удалось добиться только в отношении одного истязателя. Отчим, с молчаливого согласия матери держал пасынка на цепи, прикованным к кровати. Морил голодом и постоянно избивал, за что и был приговорен к 7 годам лишения свободы.

Безнаказанными остались и организаторы сексуальной работорговли, поставляющие девушек, в том числе и несовершеннолетних в бордели за рубеж. Хотя было заявление в ГКНБ от пострадавшей девочки. В своей объяснительной, написанной округлым детским почерком девочка подробно описывала, как попала к поставщицам «живого» товара, указывала их имена и описывала внешность. 14-летнюю девочку загримировали, накрасили, надели парик, чтобы она казалась старше и отправили в Дубай. В частной квартире, пишет Зарина (имя изменено), куда ее привезли было три девочки из России, которых сдавали для сексуальных утех арабам. Через месяц Зарину отвезли в другую квартиру, где ее сдали «в аренду» на 10 дней за 4 тысячи долларов. Подростка перевозили из одного борделя в другой… Когда Зарина начала сильно пить и потеряла «товарный вид» перевезли в «забулдыжник» (так пишет девочка), где их продавали уже по 50 долларов.

В какой-то момент девочка не выдержала и спрыгнула с балкона. С разбитой головой Зарину отвезли в больницу, а затем в полицию, где она провела почти полгода. Домой в Кыргызстан, Зарина вернулась с помощью Посольства КР, после того как рассказала консулу о своих злоключениях. Представители Международной организации по миграции встретили ее в Бишкеке и после беседы отвезли в Центр реабилитации детей. Несложно представить, что пережила эта девочка, попав в алчные лапы содержателей притонов.

И сколько еще таких жертв тонет в бездушии и безразличии, мы узнаем, только тогда, когда уже поздно. Когда случается беда…

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №0 от 30 ноября -0001

Заголовок в газете: Жертвы безразличия

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру