Жительницу Кара-Балты в день ее рождения выбросили с балкона

02.06.2020 в 17:23, просмотров: 4523

Ночь с 14 на 15 февраля разделила жизнь Нины Манаевой на «до» и «после». 19-летие, которое девушка отмечала в компании друзей, обернулось трагедией: экс-возлюбленный устроил «сюрприз» и выбросил ее с балкона второго этажа. Травма приковала Нину к постели, а виновный остается на свободе: коронавирус «мешает» милиции работать.

Жительницу Кара-Балты в день ее рождения выбросили с балкона
Нина за несколько часов до трагедии

«Нездоровые» отношения

У голубых ворот, расположившихся в одном из переулков Кара-Балты, стоит женщина с пронзительно голубыми глазами. «Вы из города?» - спрашивает меня мать Нины, заводя в дом. В небольшой комнатке прямо у окна лежит девушка. Еще полгода назад она мечтала построить карьеру бьюти-мастера в России, заработать на свою квартиру и переехать туда с маленькой дочкой. Сегодня мечта кажется далекой: Нина прикована к постели, а билет, купленный на 15 февраля, так и остался неиспользованным.

- В ту ночь мы отмечали мой день рождения, - вспоминает Нина, грустно улыбаясь. – Собрала друзей в кафе, на следующий день должна была выезжать в Россию, последние несколько месяцев работала там.

- Как вы оказались в той злополучной квартире?

- Мне позвонил Антон и сказал, что приготовил для меня сюрприз в честь праздника. Стало интересно, прямо из кафе я выехала к нему.

- Вы хорошо знали этого парня?

- Да, после развода с мужем он начал ухаживать за мной. Спустя какое-то время стали жить вместе, но отношения не заладились. Мужчина был любителем выпить, мог поднять на меня руку, шантажировал. Я неоднократно пыталась с ним расстаться, однако он грозил самоубийством. Было жалко его, уговорила устроиться на работу, верила, что он может измениться. Но люди не меняются, спустя полгода я поставила окончательную точку и поехала работать в Россию.

- Вы поддерживали общение после переезда?

- Он писал, клялся в любви, просил вернуться. Говорил о том, что поменял жизнь, что теперь все будет по-другому…

Спиной вниз

- Давайте вернемся в ту ночь. Вы приехали к нему, как события дальше развивались?

- Он накрыл на стол, все было хорошо. Вот только к моменту приезда он уже выпил водки. Спустя какое-то время мне по видеосвязи позвонил друг из России, поздравлял с днем рождения. Антон в это время был рядом, однако что-то в беседе ему не понравилось. Он стал кричать на друга, оскорблять его и меня, после выхватил из рук телефон. Я поняла, что пора уходить, но дверь была закрыта, ключей в замке не оказалось. Дальше начался кошмар. Он пинал меня по ногам, таскал за волосы, бил… Я попыталась спрятаться на балконе, присела на корточки, чтобы было не заметно, но он, конечно, нашел меня, резко поднял. Я спиной к окну стояла, избиения продолжились. В какой-то момент он приподнял меня и просто выкинул с балкона. Очнулась уже в больнице. Не понимала, что происходит: надо мной врачи стоят, просят номер мамы дать… А я его просто вспомнить не могла, провал какой-то случился. Продиктовала номер соседки, чью дочь нянчила еще в 7 классе. Она уже маме сообщила.

- В больницу вас привез Антон?

- Врачи сказали, что вместе с ней был пьяный молодой человек. Я сразу поняла, с кем была дочь, - вступает в беседу мама Нины. – Я ведь звонила ей неоднократно, телефон был у него. Он даже не ответил. Утром он вновь пришел в больницу. Просил прощения, сожалел что так вышло, обещал помогать финансово, говорил Нине, что они встанут на ноги…Ехал следом за каретой «скорой», вызванной для транспортировки Нины в Бишкек, в столичной больнице говорил мне, что оплатит лечение. Вот только те 80 тысяч, о которых он упоминал, испарились, когда я отказалась забирать заявление из милиции.

- После отказа забрать заявление он как-то участвовал в жизни Нины?

- Нет. На очной ставке, которая состоялась спустя несколько месяцев после падения, он уверял, что я прыгнула сама, - говорит Нина, отводя взгляд. Девушке тяжело вспоминать ту встречу. – Говорил, что вышел на три минуты в туалет, а я в это время зачем-то прыгнула. Где логика? Если все было хорошо, как следует из его показаний, если не было скандала и побоев, для чего мне прыгать с окон? Следователь говорит, что соседи ничего не слышали. Но это просто невозможно! Я сильно кричала, просила его остановиться. На очной ставке я просто в шоке была от его слов, не ожидала такого. Вел себя нагло, усмехался. Хирурги в Бишкеке говорили, что если бы я прыгала сама, то были бы ноги поломаны, бедра… Но ничего этого нет: пострадала только спина. Никто этого не слышит. Было заметно, что некоторые вопросы его в тупик загоняли. Допустим, я решила свести счеты с жизнью. Но я не глупая и прекрасно понимаю, что второй этаж – это не та высота, что станет фатальной. К тому же я боли боюсь, даже сейчас с мамой война, когда она укол сделать пытается. Да у меня бы просто смелости не хватило! А если бы я все-таки умерла? Следователь пришел бы к выводу, что я- самоубийца и дело бы просто закрыли? Расследовать мое дело, увы, не торопятся: результаты судмедэкспертизы и очная ставка появились только после вмешательства правозащитников и СМИ.

- Чем правоохранители объясняют промедления?

- Коронавирусом объясняют. Мол, из-за карантина нельзя было проводить очную ставку, куда вы торопитесь… Следователь на звонки мамы не отвечал. После публикаций и внимания общественников хотя бы звонить начал. Но милиция ведет к тому, что доказывать свою правоту должна я. А как мне это делать? Ни следственных экспериментов, ни экспертиз расширенных – ничего. Мой адвокат жалобу написала, вроде обещали комплексную экспертизу провести, ждем. Ходом дела возмущена и Бубумаржан Абасканова, представляющая интересы Нины. Адвокат негодует: обидчик по сей день выступает в роли свидетеля.

- Статус подозреваемого ему не предъявлен, так как нет доказательств. Она говорит, что толкнул, он говорит, что прыгнула… Необходима комплексная экспертиза, с проведением которой тянули три месяца. Я написала жалобу, добились назначения, в скором времени обещали провести. Но меня настораживает тот факт, что квартира была продана. Мол, он попал в ДТП и нужны были финансовые средства. Наложить арест на недвижимость не вышло, так как статус подозреваемого не предъявлен. Теперь у них есть деньги, которых нет у семьи Нины. А у нас, как известно, бывают подкупы экспертов. Если экспертизу не проведут в ближайшее время, мы дойдем до Генпрокуратуры, будем стучать во все инстанции. Ведь именно это заключение даст новый оборот этому вялотекущему делу, - отметила Абасканова в беседе с корреспондентом «МК-Азия».

Не сдаваться!

- Нина, как вы чувствуете себя сейчас?

- У меня поломано два позвонка, спинной мозг два дня был в сдавленном состоянии. Тазовых органов я не чувствую, в туалет нормально ходить не могу… После операции нужна реабилитация, но у нас в стране такими случаями не занимаются. Нет реабилитационных центров, где можно было бы жить и восстанавливаться. Я нашла такую организацию в России, но сумма неподъемная: порядка 500 тысяч рублей. Местные благотворительные фонды мне отказали – не их профиль… Но сейчас массажист приходит, чтобы хоть мышцы не атрофировались. Я не намерена сдаваться, буду стучаться во все двери. Я должна встать на ноги, ради себя, ради ребенка!

«МК-Азия» следит за развитием событий.



|