Неоконченная история чужой войны

08.08.2019 в 14:18, просмотров: 954

В ближайшее время по заявлению организаторов миссии в Кыргызстан вернутся около 150 женщин и детей из лагерей Сирии.

Неоконченная история чужой войны

По предварительным данным  около тысячи граждан КР находятся в зоне боевых действий Сирии и Иракского Курдистана. Но сколько на самом деле одурманенных и обманутых кыргызстанцев выехало за пределы страны вместе семьями? И все ли они, оказавшиеся на чужой войне, разочаровались в навязанных им идеях и желают и могут вернуться, не опасаясь уголовного преследования?

Путь познания

История Тахира (имя изменено), рассказанная его бывшей девушкой, всего лишь одна из тех, о которых мы писали раньше, по показаниям задержанных спецслужбами наших граждан, побывавших в «горячих точках».

Молодые люди познакомились во время вступительных экзаменов в одном из столичных вузов. Приехавшие, он из села Ошской области, она из Токмака, чувствовали себя чужими в Бишкеке. На каком-то интуитивном уровне почувствовали, что нужно держаться вместе. Назире было немного проще – родители сняли однокомнатную квартиру в Бишкеке, Тахиру пришлось договариваться с малознакомыми парнями через третьих лиц, чтобы на время вступительных экзаменов ночевать в общежитии.

Когда тревоги и волнения оказались позади, и молодые люди, сдав экзамены, были зачислены на первый курс, настало время не только для учебы, но и для романтических отношений. После занятий они часто проводили время вместе. Изредка ходили в кино, а потом долго гуляли по вечерней столице, строя планы на совместную, и как тогда казалось, безоблачную и счастливую жизнь.

В тот период времени Назиру переполняли надежды о безоговорочном женском счастье. И действительно ничего не предвещало беды до тех пор, пока Тахир не познакомился с неким Рахимом.

Имя его скрывать нет смысла, тем более участники истории не просили об этом. Кроме того, Назира до сих пор сомневается, что его фамилия известна Тахиру.

За недолгое время знакомства с Тахиром, девушка не замечала за ним рьяной религиозности. Парень был довольно скромен, доброжелателен к окружающим и как большинство молодых людей посещал по пятницам мечеть. Но после знакомства с Рахимом все кардинально изменилось. С каждым днем парень все больше углублялся в религию, забросил учебу, перестал общаться с друзьями и сокурсниками, которые не разделяли его взглядов. Молодые люди стали редко видеться, поскольку Тахир стал периодически ездить на так называемый дават. После каждой такой поездки, которая занимала от трех до пяти дней, Тахир возвращался более замкнутым и молчаливым. Походы в кино и прогулки прекратились.  И уже не Назира, а Рахим занимал большую часть его времени.

– Наши встречи стали настолько редкими, что в какой- то момент стало понятно:  я потеряла Тахира, – вспоминала Назира. – Но даже когда удавалось вырваться на несколько минут и поговорить, Рахим не оставлял его в покое. Телефон буквально разрывало от звонков и сообщений. О чем они говорили, расслышать мне не удалось. Говорил в основном Рахим, причем, судя по интонациям и  кратким ответам Тахира, разговор шел в повелительном наклонении.

После очередной поездки на дават Тахир исчез. После месяца безрезультатных поисков Назире пришло сообщение на мобильный телефон: « Привет. У меня все хорошо. Стою на истинном пути познания Аллаха. Он дает мне силы и вдохновляет. Если сможешь, сообщи моим родителям, что у меня все в порядке. Тахир.»

Отправитель был неизвестен, судя по всему, сообщение было отправлено с компьютера и если бы не подпись, то девушка не обратила бы на него внимания. Отправить ответ Назира не смогла – странный набор символов и цифр был не распознаваем, поэтому с нетерпением стала ждать очередной весточки. Спустя два месяца после первого послания, стали приходить короткие сообщения, в которых уже не было той вдохновляющей ноты, человека постигшего истину. Тахир сообщал о своем разочаровании и жестокости, с которой ему пришлось столкнуться. Просил прощения и  обещал по возможности в скором времени вернуться домой и начать все сначала.

Позже, в одном из сообщений скинул электронный адрес почты для переписки. Назвать его Назира отказалась, слукавила, дескать, забыла. И в правоохранительные органы для поисков возлюбленного девушка предпочла не обращаться. Пояснила, мол, боялась навредить любимому человеку. Знала или догадывалась о местонахождении Тахира – неизвестно. Чужая душа потемки. И иной раз такие темные, что хоть глаз выколи – правды не разглядишь.

Родителям Тахира девушка поведала, что получила от него известия и передала привет. Дескать, Тахир устроился на работу в Москве вахтовым методом. И, мол, в скором времени собирается вернуться…

Одурманенный

Вернулся Тахир только в  феврале следующего года,  заметно похудевшим и слишком загоревшим. При встрече по его уклончивым и размытым ответам, Назира убедилась в своих догадках. И только спустя несколько месяцев, проживая на съемной квартире Назиры и скрываясь от всех, парень разговорился  – они с Рахимом были в Сирии.

По его словам, поддавшись на уговоры Рахима на посещение какого-то знаменитого медресе в Анкаре за счет принимающей стороны, они сначала вылетели в Турцию. А спустя несколько дней, он и не понял, как оказался в Сирии. Сначала обучение в странном лагере было довольно безобидным. Молодые люди, прибывшие из разных стран, изучали Коран. Но спустя две недели, когда к курсу обучения добавилось военное дело, темы религиозных бесед стали более агрессивного и вызывающего характера.

Наставники убеждали, что правоверные постоянно подвергаются угнетениям со стороны представителей других религий, так называемых кафиров. Большинство проходивших обучение, в том числе и Рахим, восторженно воспринимали идею борьбы с неверными. Но были и те, которые не соглашались с навязываемыми идеями. О том, что у него есть единомышленники, Тахир узнал из ночных приватных бесед. Выражать подобное мнение открыто было опасно…

Несколько парней, вступив в сговор, тайно покинули лагерь, находившийся вблизи города Дейерзор, и с одним из гуманитарных конвоев смогли вернуться в Турцию, а затем на родину.

Тахир рассказывал, что в лагере было немало детей и женщин, которые, как он понял, были женами боевиков. Общаться между собой в лагере было не принято, но судя  по внешним данным, среди них были и его землячки.

Так же Тахир рассказал, что Рахим, заманивший его в Сирию, вскоре был переведен в другой лагерь и больше они не виделись. Несмотря на то, что Рахим его обманул, парень все же был счастлив, когда получил от него сообщение. Рахим известил, что находится в каком-то лагере уже в Афганистане рядом с городом Мазари – шариф и мечтает вернуться на родину. Но поскольку он якобы стал жертвой вербовки и каких-то интриг, то о возвращении остается только мечтать. Остается только догадываться, почему его возвращение домой стало невозможным…

Стоит ли возвращать наших сограждан?

Мнение общества на этот вопрос неоднозначно. С одной стороны, многие были вовлечены обманным путем и попали практически в рабские условия вместе с семьями. С другой стороны наши сограждане все-таки отправились на кровавые заработки,  прикрываясь якобы религией. Видимо поэтому не все граждане, понимая это, поддерживают организаторов миссии по возвращению кыргызстанцев из лагерей боевиков в Сирии. Мнение большинства пользователей социальных сетей в обсуждении этого вопроса склоняется к тому, что эти люди могут представлять угрозу. Ведь никому неизвестно чему их обучали, с какими навыками и идеями они вернутся в Кыргызстан. Не последуют ли они примеру гражданина Афганистана, проживающего в Бишкеке в статусе беженца, и позволяющего себе оскорбительные высказывания в адрес других национальностей, разжигающие межнациональную рознь?

Не так давно в социальной сети Фейсбук под постом о военных действиях в Сирии, попался откровенно русофобский комментарий Камрана Шинвари (идентифицирован по фото с личной страницы. Скриншот его высказываний прилагается в данном материале).

– Возбуждение расовой, этнической, национальной или религиозной розни, а так же действия направленные на разжигание вражды, унижение национального достоинства, о чем свидетельствует данное высказывание, не только не допустимо, но и должно быть наказано. Я за здоровое общество! – выразил мнение адвокат Марат Токтоматов.

Надеемся, что ГКНБ КР и Генеральная Прокуратура заинтересуются оскорбительными высказываниями Камрана Шинвари, чья история войны и ненависти видимо так и не закончилась…