Поиски пропавшей в Кыргызстане женщины продолжаются

18.06.2019 в 12:06, просмотров: 1944

Олеся Славская пропала в середине января. Молодая женщина 1987 года рождения, мать двоих несовершеннолетних детей вышла из дома и не вернулась. Ее поисками, кроме милиции, занимаются и волонтеры – поисковики Совета общественной безопасности (СОБ). Правда, пока они не увенчались успехом. В минувшие выходные собовцы решили привлечь к поискам служебно-розыскных собак из «Клуба Бельгийской овчарки» и кинологов охранно-детективного агентства «Шериф плюс». В качестве независимого наблюдателя и добровольного помощника корреспондент «МК-Азия» тоже отправилась в Ново-Покровку в составе поисковой группы.

На собак одна надежда

Участники поисков собрались в селе Ново-Покровка в нескольких километрах от места предполагаемого прочесывания территории. К сожалению, в силу определенных обстоятельств пока нельзя разглашать имеющуюся информацию в интересах дела. Трех служебно-розыскных собак кинологи доставили на место в комфортном микробусе. Серьезные собовцы не смогли сдержать умиления и восторга от общения с рыжими четвероногими коллегами породы Малинуа, так называется бельгийская овчарка. Невозможно было отказать в удовольствии сделать несколько селфи со служивыми псами, несмотря на их внешнюю суровость, они оказались милыми и ласковыми.

Поисковики обсудили план действий и отправились к месту, где предположительно мог находиться труп пропавшей женщины. По поступившей информации было решено отработать указанную местность. Несколько часов под палящим солнцем кинологи с собаками и собовцы, разделившись на две группы, прочесывали местность. Наверно, к счастью ,тело не обнаружили, а, значит, есть надежда, что женщина может быть жива. Хотя, далеко не факт, что осведомитель неумышленно ввел собовцев в заблуждение, указав данное место.

Было интересно наблюдать за прекрасными животными. Они однозначно понимали степень возложенной на них ответственности и усердно обнюхивали землю. С толку сбивали незахороненные трупы мелких животных.

После обеда бельгийские овчарки покинули место действий, а я отправилась к дому пропавшей Олеси Славской.

Вышла и не вернулась

Непосредственно к самому строению подъезжать не стали. Да и волонтеры боялись отпускать меня одну беседовать с Алексеем. Мало ли что можно ожидать от пьющего и ранее судимого мужа пропавшей Олеси. Пока он – единственный подозреваемый в причастности к ее исчезновению. Но, заверив, что и не в таких ситуациях приходилось бывать (достаточно вспомнить затянувшееся дело по тройному убийству в селе Киргшелк, – Авт.), отправляюсь с визитом. Сначала захожу в маленький местечковый магазин. Там, якобы, Олесю видели в последний раз. Ассортимент местного лабаза довольно скудный. Весь товар практически в единичном экземпляре. На полках, можно сказать, шаром покати. Однако дешевая водка, видимо, самый ходовой товар, стоит на самом видном месте. Молодая женщина за прилавком пояснила, что сегодня заменяет продавца и на интересующие меня вопросы ответить не может.

– Знаю, что пропала. Спрашиваю периодически у свекрови, что да как, но пока ничего неизвестно, – с сожалением призналась продавец.

Дом Славских находится через дорогу от магазина. Стучусь в зеленые ворота, и пока хозяин отпирает калитку, осматриваюсь. Старый обветшалый дом с перекошенными деревянными, давно не крашенными рамами. Возле ворот куча мешков с мусором, под завязку набитых пустыми бутылками из-под водки. Типичная картина жилья пьющих сограждан.

Наконец выходит хозяин. Алексей давно небрит, и примерно столько же не мыт. От запаха режет глаза.

– Вы не согласитесь ответить на несколько вопросов? – как можно дружелюбнее спрашиваю, предварительно представившись.

– Отвечу – спрашивайте, – Алексей абсолютно спокоен. Прошу рассказать обстоятельства, при которых женщина ушла из дома и не вернулась.

– Вечером, 14 января, решили отметить Старый Новый год. Наш квартирант Марат купил бутылку вина. Когда мы зашли с ним домой, то в гостях уже была соседка. Они вместе с Олесей пили водку. Потом перешли на вино и снова на водку. Соседка с квартирантом пошли спать. Я тоже заснул. Даже предположить не могу, почему Олеся пошла в шесть утра на улицу. Наверное, увидела свет в магазине и пошла опохмелиться. Утром проснулся, а ее нет. Не придал этому значения и уехал на работу. К вечеру она не появилась. Продавец в магазине сказала, что она заходила рано утром. Выпила грамм пятьдесят и ушла. С тех пор ее никто и не видел толком. Так слухи всякие ходят. Дескать, в Канте видели, потом на соседней улице. Якобы она куда-то вверх шла, – рассказал муж пропавшей без вести. 17 января Алексей обратился в милицию и написал заявление о пропаже жены, но пока безрезультатно.

– Две недели назад участковый опять приходил. Говорит, признайся, мол, где спрятал. А мне зачем ее убивать? Дом мой, корысти никакой нет и быть не может. Потом спрашивает, чтобы я сделал, если бы случайно ее убил. А я же судимый – законы знаю. Конечно, сразу бы милицию вызвал и скорую. Знаю, что такое убийство по неосторожности и преднамеренное.

– А за что сидели?

– За разбой. В 23 года по глупости «залетел». Дали 8 лет, отсидел 4 с половиной, вышел по УДО, – рассказывает супруг пропавшей женщины. Алексей предельно откровенен, как человек, которому нечего скрывать. Или же это хорошо разыгранный спектакль? Ведь, по словам заинтересованных лиц, он не раз поколачивал Олесю, собирался развестись и выгнать ее из дома. Дескать, выпивала женщина немало.

– Я ведь тоже ее искал сам. В психбольницу ездил. Вдруг у нее что-то перемкнуло после того как вино с водкой намешала. Что-то примерещилось, ушла и попала в беду. Только нигде ее нет. Ни живой, ни мертвой. Надеюсь, что жива, – делится Алексей.

А еще говорит, дескать, через несколько дней кто-то из соседей видел ее идущей по улице вверх.

– Вверху там же кладбище, а левее – скотомогильник? – уточняю, так как плохо ориентируюсь в Ново-Покровке. Алексей поспешно уточняет, что понятия не имеет о месторасположении скотомогильника. Позже, когда мы находим старое захоронение, слова Алексея вызывают некоторое недоумение.

Разрушенный бетонный колодец, служивший последним пристанищем мертвых животных, находится в 10 минутах езды от дома Славских. Более того, каждый из взрослых жителей, проживающий в том же районе, знает о нем. Местные так же сообщили, что данный скотомогильник разрушили и сравняли с землей три месяца назад. Владельцы поля, устроившие на его месте компостную яму, были недовольны ароматами, доносившимися с могильника, и неоднократно писали жалобы в местную администрацию.

Пока Олеся Славская числится в розыске. Не исключено, что женщина жива и просто не хочет возвращаться домой. А ориентировки, мелькавшие в социальных сетях и по телевидению, пока не дали результатов. Часто ли мы всматриваемся в лица, запоминаем фото разыскиваемого, пытаемся помочь найти потерявшегося взрослого человека? А может быть зря мы так невнимательны друг к другу и чужой беде?