В Бишкеке обсудили политику в области экологии и природопользования

Как рассказал директор Центра социально-политического исследования «Эльчи» Денис Бердаков, в 2012 году в Кыргызстане установленная законом система государственного экологического контроля была изменена — было принято постановление правительства КР от 20 февраля 2012 года № 136 «О Государственной инспекции по экологической и технической безопасности при Правительстве Кыргызской Республики (ГИЭТБ)».

«Получилось это в силу ряд причин, в первую очередь горнодобывающего лобби, и тех, кто лоббирует интересы промышленных объектов с высоким риском техногенных катастроф. Им «мешал» технический и экологический надзор. И в итоге, с 2012 по 2021 годы порядок проведения плановых проверок стал не эффективным», - сказал Д.Бердаков.

Как поясняет директор центра «Эльчи», предложенные в законодательстве процедуры проведения внеплановых проверок также малоэффективны, поскольку они проводятся уже постфактум.

«То есть нам, народу Кыргызстана, оставалось просто ждать, когда произойдет техногенная катастрофа. И судебный иски, к примеру, по делу «Кумтора» показали, что экологические нарушения - были! Но законодательно – не было возможности пресекать такие катастрофы!» - сказал он, добавил, что анализ деятельности ГИЭТБ за 2012 по 2021 годы показал отсутствие базы данных хозяйствующих субъектов и правок, внесенных в соответствующие НПА.

В результате, по словам Д.Бердакова, после того, как предложение о разделение ответственности за экологию и горнодобывающую отрасль привело к проблемам было создано Министерство природных ресурсов, экологии и технического надзора Кыргызской Республики.

«Передача Службы экологического и технического надзора в ведение Министерства энергетики Кыргызстана может создать множество проблем в экологической сфере. Возникает конфликт интересов, так как Министерство контролирует не только свои выбросы, но и выбросы других компаний. Может возникнуть ситуация, когда министерство будет стараться защитить интересы энергетических компаний, игнорируя их экологические проблемы и нарушения, чтобы сохранить свою репутацию и заработать деньги. Кроме того, есть вероятность возникновения коррупционных рисков, поскольку процесс контроля и надзора будет контролироваться единой структурой. Чтобы обеспечить экологическую безопасность и защитить интересы общества, важно соблюдать принципы прозрачности, независимости и объективности в этой сфере», - сказал он.

Как добавил аналитик Марс Сариев, вопрос о том, чтобы опять разделить единый орган, выделив из него все те функции и полномочия, которые позволяют этой структуре осуществлять эффективной государственный экологический контроль, стал муссироваться в ряде СМИ и социальных сетях Кыргызстана в начале 2023 года.

«Это же лишит их формальных рычагов влияния. А ведь только за 2022 год по итогам деятельности Минприроды активизировалась работа по экспертизе. К примеру, объектов очистки сточных вод от пансионатов на Иссык-Куле. На сегодняшний день, в Иссык-Кульской области имеется 105 очистных сооружений, относящихся к местам отдыха. Из них 51 объект очистки сточных вод прошли государственную экологическую экспертизу. На настоящее время продолжаются инвентаризация и выдача предупрежден», - сказал он.

М.Сариев также сообщил, что анонимные эксперты поднимают вопрос об эффективности работы министерства в сфере недропользования. Хотя если внимательно почитать цифры акта, подготовленного публично (чего не делалось десятилетиями) Департамента геологии и недропользования от 31 января 2022 года, то выясняется, что к 2021 году в одной из самых богатых и перспективных отраслей нашей стране - в недропользовании:

- отсутствовало сальдо по платежам за недропользование, т.е. не были выведены суммы задолженностей лицензиатов, отсутствовали акты сверок;

- было выдано 7,1 тыс. лицензий, из них по 4,7 тыс. лицензиям вынесены решения об аннулировании, при этом лицензии не сданы/не изъяты (находятся у недропользователей);

- в наличии архива находятся 1,9 тыс. лицензионных дел, отсутствуют 2,8 тыс. (не сданы);

- лицензионные дела не оформлены надлежащим образом, отсутствуют описи, акты приема-передачи дел исполнителям;

- отсутствие реестров отчетов лицензиатов;

- отсутствие актов приема-передачи фондовых документов исполнителям;

- не было Административного регламента лицензирования недропользования.

«То есть была разрушена система учета и контроля на всех участках работы, создав возможность для коррупционных схем. Что касается сбора средств за специальные разрешения на пользование объектами животного и растительного мира, то проанализировав деятельность министерства в этом секторе работы в 2022 году, мы опять увидим резкий рост собираемости поступлений в республиканский бюджет по этой линии в сравнении с более ранними годами», - сказал он.

М.Сариев привёл пример, что сборы в пользу бюджета увеличились:

- сфере животного мира: 2021 году – 114,8 млн сомов, 2022 году – 149,8 млн сомов;

- сфере растительного мира: 2021 году – 1,271 млн сомов, 2022 году – 1,965 млн сомов.

«В 2022 году подразделениями Минприроды КР повышена раскрываемость нарушений в сфере животного и растительного мира, несмотря слабую материально-техническую базу. Данные по раскрываемости нарушений в сфере животного и растительного мира в 2022 году выросли почти в 5 раз!

В 2021 году предъявлено на сумму 5 790 802 сомов, взыскано - 2 265 991 сомов, в 2022 году предъявлено на сумму 26 368 040 сом, а взыскано на сумму 11 781 981 сомов», - сообщил он.

Эксперт в сфере энергетики и руководитель антикоррупционного ОФ «Таза Кол» Расул Умбеталиев также не согласился с инициативой представителей Ассоциации горнопромышленников Кыргызстана о разделении экологии и горной промышленности.

«Я полностью согласен с Министерством природы — делать этого категорически нельзя. Экология и горная промышленной взаимосвязаны. Не зря последние годы местное население поднимало вопрос о запрете разработки отдельных месторождений. Более того, роль технического надзора имеет огромное значение. Он напрямую влияет на безопасность. Например, нарушавшие технологические требования при разработке Кавакского угольного месторождения компании год назад прекратили работу, как мы и говорили. Именно поэтому технический надзор должен остаться у Минприроды. Я считают, что стратегия и политика по недропользованию, по выдаче лицензий, ведению геологоразведочных работ, разработке месторождений сейчас идет в правильном направлении, поэтому я поддерживаю Минприроды», - сказал он.

В свою очередь директор Регионального горного центра Центральной Азии Исмаил Даиров заявил, что роль государственных органов ослабла с развитием частной собственности, одна именно она крайне важна для поддержания порядка.

«Сейчас идет период «зеленой экономики» и «зеленых технологий, а горнорудная промышленность — та отрасль, которая сильно загрязняет окружающую среду. Именно поэтому технический надзор должен быть в руках экологического органа, такого как Министерство природы. Например, мы были на Кумторе, когда там приходили несколько частных компаний. Мы стали спрашивать заключение экологической экспертизы, общественно- экологической экспертизы — ничего нет. Полный бардак. Поэтому если мы говорим об эффективности Минприроды, то надо четко разобрать в вопросам компетенции, не смешивать технические и технологическое вопросы и понимать, что вопрос экологии и контроля нужно держать в едином ведении», - сказал он.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру