Предприниматель не застрахован от того, что его дело может показаться привлекательным для злоумышленников

Рейдерство – слово из 90-х, но и сегодня все еще не теряет своей актуальности. Самый распространенный и эффективный способ – «каскадный захват», при котором для бизнеса создается целая цепочка проблем по разным направлениям.

Предприниматель не застрахован от того, что его дело может показаться привлекательным для злоумышленников

Сюда входят бесконечные проверки, возбуждаются против учредителей, руководства и сотрудников уголовные дела, подаются гражданские иски. В итоге – захват активов, банкротство или полное поглощение.

Выступая на прошедшей неделе с отчетом перед депутатами ЖК КР генеральный прокурор Курманкул Зулушев отметил, что сейчас в правоохранительных органах расследуются три самых проблемных уголовных дела – одно из них по компании АКИФ. В чем же суть дела Фирмы «АКИФ»? Об этом нам рассказал учредитель компании Сергей Фищенко.

  – В своем недавнем выступлении Генпрокурор КР упомянул «дело АКИФа» и сказал, что в нем усматриваются признаки рейдерства. Так ли это?

– Мне было очень отрадно услышать это из уст генерального прокурора. Мы уже несколько лет, начиная с 2016 года, как раз и говорим о том, что АКИФ подвергается рейдерскому захвату, но до сих пор нас просто не слышали. Рейдерство – суть конфликта вокруг АКИФа. Это можно продемонстрировать буквально «на пальцах». В 2013-14 годах АКИФ получает нецелевой кредит в «Росинбанке» (ныне – ОАО «Керемет Банк») в размере 3-х млн долларов под залог своей недвижимости и личных поручительств всех участников общества, включая меня. До февраля 2016 года кредит погашается в соответствии с графиком, установленным кредитным договором, всего к этому времени в банк вернулась сумма в 1 млн 200 тыс. долларов. В марте 2016 года на свет появляется поддельный, как уже установлено вступившим в законную силу приговором суда, договор займа АКИФа с неким физическим лицом, «кредитором», с уже просроченным сроком платежа. На основании этого договора бывший гендиректор АКИФа обеспечивает переход в третьи руки – некого «управленца» – контроля над деятельностью общества. После этого фирма перестает платить по кредиту, при этом долг начинает стремительно расти за счет пени по договору. Спустя некое время банк подает заявление о банкротстве фирмы, назначается временный администратор, который совсем не стремится выполнять предписанные ему законом действия, а попросту тянет время. Когда спустя 9 месяцев собственникам удалось вернуть под контроль деятельность общества, выяснилось, что за  это время «управленец» отправил в руки «кредитора» 33 с лишним млн сомов из выручки фирмы. Сразу после восстановления контроля над предприятием один из руководителей банка, назовем его «зампредом», предлагает услуги инкассаторов банка, которые ежедневно забирают остатки выручки фирмы и отвозят в банк, якобы, для погашения долга. Однако спустя 3 месяца выясняется, что они зачисляют выручку не на счет фирмы, а на личный счет администратора, то есть банк по-прежнему не получает ни сома в погашение кредита и терпит вполне реальные убытки из-за роста норм резервирования по проблемному кредиту. После того, как выясняются все эти вещи, фирма обращается к руководству банка и просит убрать из процесса и «зампреда», и временного администратора. К тому же из реального потока платежей устанавливается, что ей вполне по силам погасить остаток по кредиту, если, конечно, убрать липовые штрафы и пеню. Руководство банка предлагает фирме подписать мировое соглашение и обращается в суд с заявлениями об отзыве ранее поданных заявлений о банкротстве и о назначении временного администратора. В ответ на это временный администратор предпринимает буквально титанические усилия по срыву очередного заседания суда по банкротству, очевидно стремясь сохранить свой статус как можно дольше. А в это время некий «инвестор», друг владельца крупного пакета акций банка, «акционера», организует регистрацию фирмы «Альфа Бест» на своего «братишку» с уставным капиталом 1000 сомов. Далее, втайне от АКИФа, банк, с одной стороны, выделяет Альфа Бесту кредит в размере 1 млн 350 тыс. долларов под залог, который переоценен в несколько раз и к тому же принадлежит не ей, а физическому лицу, которого мы назовем «внук». В день выдачи кредита на счет не имевшей никакой выручки АБ-шки «братишка» вносит 1 млн долларов. Банк источник происхождения этих средств не проверяет. В это время в АКИФ поступает информация о готовящейся сделке по переуступке права требования по банковскому кредиту с банка на Альфа Бест и, одновременно, информация об аффилированности «кредитора», «акционера», «зампреда», «внука» и «инвестора», которые оказались связаны многолетними родственными и дружескими связями. В этих условиях АКИФ пишет в банк письмо о недопустимости совершения этой переуступки и о том, что в случае ее совершения он не станет признавать Альфа Бест своим кредитором, а станет использовать все законные способы для расторжения этой сделки. Однако банк это не остановило, и спустя некоторое время, сделка по переуступке была совершена, при этом для ее оплаты Альфа Бест использовала и полученный в банке кредит, и внесенные ею деньги непонятного происхождения. Сразу же после смены залогодержателя в АКИФ начали приходить люди с требованием передавать им выручку, кассу, документы предприятия и т.п. Как грибы после дождя стали возбуждаться уголовные дела, производиться обыски, выемки и т.п. Причем направленность этих действий была всегда одна и та же – произвести как можно скорее банкротство АКИФа и завладеть его недвижимостью. Однако администрации фирмы удалось создать эффективную систему защиты интересов предприятия и собственников, и план по быстрому захвату предприятия был сорван. Тогда, чтобы не отдавать право требования к АКИФу обратно в банк и не возвращать взятый в банке кредит, Альфа Бест переуступает долг непосредственно «инвестору», что, очевидно, является классической мнимой сделкой. «Инвестор» не несет перед банком никаких обязательств и уже он получает статус процессуального правопреемства в процессе по банкротству. Вся вышеописанная схема является классическим примером рейдерства с использованием всей палитры инструментов – и вполне законных, и откровенно криминальных. Искусственно создается фиктивный долг, который используется для захвата денежных потоков предприятия, а потом, после «выжимания» из предприятия всех соков, присвоение интересных активов предприятия через процедуру банкротства.

– А что по этому поводу считает следствие?

– Следствие считает, что я совместно с бывшим гендиректором мошенническим образом похитили средства – только не падайте со стула! – у «инвестора» Кузекеева! Абсолютно серьезно обвинение считает, что, во-первых, пропажа кредитных средств в период 2014-16 г. нанесла ущерб Кузекееву, который добровольно, на свой страх и риск, стал обладателем права требования к АКИФу только в 2018-м году! Кузекеев лично заявил в суде, что до 2019 года в АКИФе ни разу не был и со мной не был знаком. Как можно обмануть человека в 2016 году, если ты с ним познакомился в 2019-м?! Кроме того, как можно нанести ущерб обладателю многократно обеспеченного залогом долга, у меня в голове не укладывается! А вот у старшего следователя бывшего Финпола А.Сабирова и бывшего первого замгенпрокурора Дарданова это вполне уложилось, именно они – авторы этого безумия. Мои защитники обратились к экспертам-правоведам и получили от них заключение, что в предъявленных мне обвинениях нет такой «малости» как события преступления!

– Ну, хорошо, пусть вы не соглашаетесь с тем, что Кузекеев является вашим кредитором. Разве вам не все равно, кому платить – банку или Кузекееву?

– Давайте разберем простой пример. Допустим, Вы получили в банке кредит в 50000 долларов наличными под залог вашей квартиры, идете домой, а на улице на Вас нападает грабитель, избивает и забирает деньги. Вы лежите в больнице и пропускаете срок платежа и банк начисляет штраф и пеню. Когда вы выздоравливаете, то узнаете, что Ваш долг банку вырос в два раза, а связанное с грабителем лицо выкупило у банка ваш долг, является залогодержателем вашей квартиры, и теперь Вы должны выплатить ему 100000 долларов. При этом милиция как-то не спешит реагировать на Ваши заявления о том, что Вас ограбили. Станете платить в такой ситуации? Конечно, нет. Прежде всего, потому что если Вы выплатите хотя бы один цент, сам факт платежа будет означать, что Вы признаете и права нового кредитора, и сумму требований к Вам и просто потеряете всякую возможность в будущем добиться справедливости. Это называется «одобрение действием». Именно поэтому АКИФ использует все законные возможности для оспаривания в суде статуса Кузекеева. И мы предупредили письменно «Росинбанк», еще до заключения первой уступки, что не будем платить по этому долгу никому, кроме самого банка. Банк же письменно отказался принимать от нас платежи и закрыл наш ссудный счет.

– Представители Кузекеева утверждают, что уступки были подтверждены судами всех инстанций. Что Вы можете сказать по этому поводу?

– Только то, что он вводит в заблуждение тех, кто недостаточно глубоко знает, что является предметом рассмотрения в гражданских судах. Там рассматривают споры, то есть, в гражданских судах невозможно подтвердить законность сделки, ее можно только оспорить. Так вот, первоначальные иски, которые мы подали по обеим уступкам, мы действительно проиграли, причем есть все основания полагать, что в этом проигрыше не обошлось без коррупции. Однако с тех пор прошло время, мы получили новую информацию, которая не была нам известна при подаче первых исков, и уже на новых основаниях вновь подали иски о признании уступок незаконными. Закон это вполне допускает. Сейчас в судах находится три иска от АКИФа и его участников по обеим уступкам, и я не сомневаюсь в нашей победе.

– Так АКИФ собирается платить по своему долгу, когда и кому?

– Конечно, собирается и сразу же заплатит, как только докажет свою правоту. АКИФ и его участники – законопослушные граждане и мы всегда исполняем требования закона. Но вот с вопросом о том, кому собирается платить АКИФ, в последнее время произошли изменения. Если до недавнего времени АКИФ добивался восстановления своего права завершить кредиторские отношения с банком, то сейчас, получив новую информацию, АКИФ считает, что при совершении обеих уступок сторонами сделок были совершены уголовные преступления – мошенничество, отмывание преступных доходов, сокрытие налогов. А в этом случае закон предписывает, чтобы АКИФ остаток долга выплатил государству. Именно этого мы сейчас и добиваемся. Кроме платежей от АКИФа государство, в случае успеха, должно будет сверх того получить в бюджет еще 4 миллиона 750 тысяч долларов. Соответствующий иск уже подан и рассматривается в Первомайском районном суде.

– Ваши оппоненты многократно говорили, что Вы вывели средства в некие оффшоры. Как можете это прокомментировать?

– Как очередную ложь. Историю с иностранной фирмой REBIS, которая упоминается в выступлениях моих оппонентов, следствию рассказал я в своем самом первом письменном обращении. Она многократно исследовалась следователями МВД, ГКНБ и Финпола и было установлено, что REBIS не выводил средства из Кыргызстана, а наоборот инвестировал в КР. Кстати, даже следователь А. Сабиров, рассматривая эпизод с REBIS-ом, усмотрел в моих действиях признаки самоуправства, а отнюдь не хищения или мошенничества, как того можно было бы ожидать. Выходит абсолютно предвзятый и «заряженный» дознаватель коррумпированного Финпола никакого ущерба от деятельности REBIS не усмотрел.

– Вас также обвиняют в том, что Вы неоднократно судимы и чуть ли не международный мошенник. У Вас есть, что сказать по этому поводу?

– У каждого бизнесмена «первой волны» 90-х годов прошлого века есть свой шкаф со скелетами. Есть он и у меня. Действительно, был судебный процесс против меня в России в 2007 году, и я был признан виновным. Но не хотел бы сейчас вдаваться в эту историю, которая для меня была закрыта в 2012 году, когда суд снял с меня судимость. Сейчас и юридически, и фактически я не судим.

– Вас также обвиняют в том, что Вы откупаетесь в судах, правоохранительных органах и тому подобное.

– Если есть факты, пусть предоставят доказательства. Я именно так и поступаю, правда, мои заявления сначала не регистрируют, а потом не расследуют. Но я очень надеюсь, что сейчас, после выступления генпрокурора, все изменится в лучшую сторону. Проблема моих оппонентов в том, что фактов против меня как не было, так и нет и не будет по одной очень простой причине – я такими вещами не занимался и не буду заниматься. Например, в YouTube ходит непонятно как снятый «фильм про коррупцию», в котором фигурирует моя жена. Когда меня допрашивал по этому поводу следователь ГКНБ в 2018 году, я имел полное право вообще отказаться от дачи показаний. Однако я дал подробные пояснения и, судя по тому, что эта история так и не получила никакого отражения в предъявленных мне обвинениях, мои показания убедили следствие в ошибочности их предположений.

– Вы более двух лет находились под стражей, и вот только недавно была изменена мера пресечения. Не потеряли веру в справедливость и силу закона в Кыргызстане?

– Я испытываю огромную благодарность к тем людям, усилиями которых закон, в конечном счете, восторжествовал. В первую очередь я хочу обратиться со словами искренней признательности к Чрезвычайному и Полномочному Послу Российской Федерации в КР Николаю Николаевичу Удовиченко, Акыйкатчы КР Токону Болотбековичу Мамытову, сотрудникам Посольства РФ, аппарата Акыйкатчы КР и десяткам других честных и принципиальных людей. Совместные усилия которых смогли переломить порочную практику «судебного заложничества», сложившуюся при прежнем режиме в Кыргызстане. Людей незаконно, вопреки требованиям законодательства, годами удерживают в СИЗО, при том, что нахождение под арестом свыше одного года прямо запрещено для обвиняемых в тяжких и менее тяжких преступлениях. Однако, как видно на моем примере требования закона отнюдь не всегда являются для судов и прокуратуры руководством к действию. Пока, к сожалению, суды зачастую руководствуются иными, не связанными с законодательством, соображениями. Например, коррупционными соображениями, и такие примеры мне лично известны. И в этой ситуации не могу не отметить важность участия негосударственных независимых СМИ в освещении этих фактов, привлечении внимания общества и политических сил к этой наболевшей проблеме. Также совершенно уверен, что решающим фактором в решении моей проблемы был приход к власти команды Президента Садыра Нургожоевича Жапарова. Как следует из опубликованных Указов, Президент и его окружение видят неразрывную связь экономического процветания страны и неукоснительного соблюдения требований законов всеми ветвями власти. Президенту Жапарову досталось тяжкое бремя, и остается только пожелать ему терпения и настойчивости в проведении выбранного курса.

«МК-Азия» следит за развитием событий вокруг фирмы АКИФ

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №17 от 28 апреля 2021

Заголовок в газете: Фиктивный долг

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру