Кто на самом деле пытается вытянуть из Росинбанка миллионы через суд?

17.06.2019 в 17:34, просмотров: 1237

В прошлых номерах «МК» писал о нескольких судебных процессах, связанных с «Делом «АКИФа»». В распоряжении редакции оказались документы, которые ставят происходящее в рамках нескольких дел, что называется, «с головы на ноги».

Кто на самом деле пытается вытянуть из Росинбанка миллионы через суд?

Начиная с ситуации с судебным процессом, где одновременно и в качестве потерпевшего от действий мошенников, и в качестве обвиняемого в покушении на совершение мошеннических действий в особо крупном размере фигурирует российский инвестор Сергей Фищенко, один из соучредителей «АКИФа». И заканчивая судебной тяжбой одного из крупнейших банков Кыргызстана – Росинбанка – с фирмой, имеющей признаки фирмы-однодневки ОсОО «Альфа Бест», которая одновременно является и должником банка по кредиту, и приобретателем по уступке прав требования кредита, который «Фирма «АКИФ»» когда-то получила у Росинбанка…

Большинство ответов на спорные и загадочные вопросы по «Делу «АКИФа»» оказались сокрыты… в протоколах допросов ключевых фигурантов дел. Датированных маем и декабрем 2018 года – временем, когда «Альфа Бест» еще не подал в суд на Росинбанк по поводу возмещения ущерба от недобросовестного исполнения обязательств по договору уступки прав требования. Фищенко еще находился на свободе и давал показания и против тех, кто попытался провести рейдерский захват «АКИФа» и его мясных павильонов на Ошском рынке, и против представителей Росинбанка, которые провели уступку прав требования на кредит, взятый «АКИФом» ранее в Росинбанке в пользу лиц, связанных с этой самой попыткой рейдерского захвата. А пакет из нескольких гражданских и уголовных дел, связанных с «АКИФом», и позже ставший одним большим «Делом «АКИФа»», побывал в ГСУ ГКНБ и вернулся обратно в финпол. Но еще не находился полностью в производстве у старшего следователя ГСУ ГСБЭП при ПКР Артура Сабирова, об отводе которого родственники Фищенко и других подследственных позже просили, но безрезультатно. Протоколы входят в материал уголовного дела № 1-17-1941, о котором речь пойдет ниже. Однако, похоже, показания из них учитываются мало, хотя в них есть немало интересного.

Бизнесмен или … ?

Например, показания Тилека Аспекова, данные в ГКНБ о том, как на самом деле был организован «Альфа Бест». В 2017 году со стороны Аспекова, выступившего основателем ОсОО «Альфа Бест» с уставным капиталом в 1 тысячу сомов, которое через пару месяцев после существования с нулевыми бухгалтерскими отчетами, нулевым штатом и отсутствием офиса смогло взять кредит в Росинбанке и выкупить по уступке прав требования у банка кредит «АКИФа», поступило обращение на имя президента КР и в Совет безопасности КР относительно качества работы ГСБЭП при ПКР. Поводом к возмущению низким качеством работы финпола стало следствие по уголовному делу № 1-17-1941, возбужденному по заявлению Аспекова в отношении тогдашнего гендиректора ОсОО «Фирма АКИФ» Качыбекова Жаныбека и двух сыновей соучредителей ОсОО «Фирма АКИФ», потерпевших от мошенничества – Турманбетова Эрмека и Куватбекова Рустема (последний, приходящийся Фищенко шурином, к слову, сейчас уже находится под судом, о чем уже ранее писал «МК», – Авт.) по факту создания условий, направленных на неисполнение кредитных обязательств «АКИФа» сначала в адрес «Альфа Беста», а потом и в адрес следующего покупателя долга – Расула Кузекеева. Историей заинтересовались не много ни мало в ГСУ ГКНБ – все дела, связанные с «АКИФом», были переданы из финпола сотруднику комитета национальной безопасности, старшему следователю ГСУ ГКНБ КР Ынтымаку Токтосунову. В результате чего на допрос были вызваны все, кто был связан с «АКИФом», и «Альфа Бестом». В конце мая 2018 года в кабинете Токтосунова побывал и Аспеков, в присутствии адвоката Майрамбека Молдокулова. Из его показаний следует – он всего лишь подставное лицо в большой игре. Значительными фигурами же являются Расул Кузекеев и его юристы. С Кузекеевым Аспеков был хорошо знаком, ходил с ним вместе в один тренажерный зал, и потому, когда тот в марте 2017 года за чашечкой кофе предложил парню работу, то на нее он с радостью согласился. Благо была она не пыльной и получал по устному договору за нее Аспеков 20 тысяч сомов в месяц. Для человека, не имевшего стабильной работы и банковских накоплений, это было неплохо.

«…При беседе с ним Р.Кузекеев сообщил мне, что намеревается открыть фирму, и предложил мне стать генеральным директором. На его предложение я дал свое согласие, так как у меня с ним были хорошие и доверительные отношения, как я ранее показал. Название фирмы «Альфа Бест» придумали мы с ним, на вопрос, чем я буду заниматься и каким видом деятельности, он сообщил, что я ничем не буду заниматься, буду номинальным директором, всеми делами, связанными с ОсОО «Альфа Бест», будет заниматься он и его люди. На мой уточняющий вопрос «Расул-байке, а что за фирма будет, и впоследствии никаких криминальных вариантов не будет?», он ответил, что нет, можешь полностью довериться мне. После неоднократных наших встреч он и решил открыть свою фирму «Альфа Бест», где планировал назначить меня генеральным директором», – показал юноша. – «За месяц до открытия «Альфа Бест» Р.Кузекеев позвонил мне на мобильный телефон и сообщил, что от его имени позвонит один человек, можешь встретиться с ним и расписаться на документах, которые он покажет? После чего мне позвонил некий человек, вроде бы юрист Кузекеева, попросил меня подъехать на пересечение Московской и Уметалиева города Бишкека, чтобы подписать кое-какие документы. Я приехал на согласованное место, встретились на улице, он показал какие-то документы на багажнике моей черной БМВ, я расписался. Представленные мне документы подписал без изучения, так как просил меня расписаться Кузекеев. После того, как я расписался в указанных юристом документах, юрист сообщил мне, что необходимо еще приехать в Чуй-Бишкекское управление юстиции. Примерно через час обратно приехал, вместе зашли в здание юстиции, сотрудникам юстиции показал свой паспорт, заполнил сначала карандашом какие-то бланки, после чего переписал на чистовик. Насколько мне известно, таким образом мы с Р.Кузекеевым открыли ОсОО «Альфа Бест», но мне не известно, с какой целью была образована данная фирма. Всеми вопросами, связанными с ней, занимался он сам или его люди. С момента образования ОсОО «Альфа Бест» всю документацию не я готовил, а готовили люди Р.Кузекеева или его юристы, или же он сам. Чем занималась данная фирма, мне неизвестно, но зарегистрировали ее в УГНС по Октябрьскому району Бишкека, то есть по месту моего жительства. Зарегистрировали в данном управлении вместе с человеком Р.Кузекеева, в связи с тем, что у него знакомых много, каждый раз ко мне приходили разные люди и представлялись от имени Р.Кузекеева, поэтому всех не запомнил. После регистрации в УГНС я ходил туда отвозить какой-то документ, какой именно, мне неизвестно. Оплачивались ли какие-то налоги от ОсОО «Альфа Бест», или нет, мне неизвестно. Этими вопросами занимались люди Кузекеева».

И даже обращение на имя главы государства, которое и привело по сути его в ГКНБ, Аспеков подписал не глядя, хотя и начал задавать вопросы, увидев шапку обращения, но Кузекеев уверил его, что «все в порядке». Соответственно, не слышал ничего Аспеков и об «АКИФе», и об обращении в Росинбанк за кредитом для своей фирмы – по его показаниям, он лишь пришел в банк открыть счет для себя и для «Альфа Беста» в один из филиалов банка с кем-то из людей Кузекеева. А позже вкладывал на счет фирмы денежные средства – сколько именно и зачем, не помнил и не знал, но всегда отдавал копии квитанций из кассы Кузекееву. Откуда у того взялись деньги, Аспеков не знал, но отметил, что Кузекеев « был очень состоятельным и всегда имел при себе денежные средства». Так же, не особо разбираясь в содержимом, Аспеков подписал и кредитный договор между «Альфа Бестом» и Росинбанком 8 сентября 2017 года, где на указанную сумму было указано залоговым обеспечением имущество Аби Халил Амаль Фади (родного внука Фариды Аблямитовой, которая «засветилась» в истории с рейдерством «АКИФа» и находится в розыске по подозрению в мошенничестве, – Авт.) А так же участки в селе Таш-Комур Джалал-Абадской области (собственность ОсОО «Таш-Кумыр Нефтепродукт», которое, к слову, чуть позже обанкротилось, задолжав Росинбанку крупную сумму, - Авт.) К имуществу и к участкам юноша показал, что отношения не имеет, владельцев их не знает, хотя и не исключает, что мог их и видеть как одних из многочисленных знакомых и деловых партнеров Кузекеева. Не слышал он ни о Фариде Аблямитовой, Болоте Абдыкарове, Мирлане Торокове, Дмитрии Щербакове (акционере Росинбанка, и по некоторым данным супруге родной тети Аби Халил Амаль Фади, –  Авт.) и Женишбеке Сатаркулове (в целом – о лицах, которые так же фигурируют в «Деле АКИФа» и подозреваются в разной степени причастности к махинациям вокруг АКИФа», – Авт.) И договор об уступке прав требования между «Альфа Бест» и Росинбанком 13 сентября 2017 года на предмет кредита «АКИФа» он подписал так же, особо не вчитываясь, как обычно – «где-то на улице». Зачем ОсОО понадобился кредит «АКИФа», откуда взялись деньги на приобретение проблемного долга, кто и как составил кредитную заявку – карманный директор фирмы объяснить не смог, сказав, что это точнее знают Кузекеев и его люди. Как не знал, зачем Кузекеев вошел в состав учредителей «Альфа Беста», а потом вышел из него.

Однако как только деятельностью «Альфа Беста» заинтересовались правоохранители и финпол, Тилек Аспеков решил прекратить сотрудничество с Кузекеевым – тот упорно не рассказывал, чем таким потенциально незаконным занимается «Альфа Бест». «По этой причине, наверное, он и оформил документы на себя, а я, не вникая, подписал указанные документы», – заключил Аспеков, добавив, что после него гендиректором «Альфа Беста» стал Женишбек Сатаркулов ( нынешний директор ОсОО, экс-сотрудник правоохранительных органов, имеющий юридическое образование и ведущий дела Кузекеева, – Авт.) С ним Аспеков точно был знаком, запомнил его из вереницы «людей Кузекеева».

Сам себе покупатель

После этого Токтосунов через несколько дней провел допрос Кузекеева в присутствии его адвоката Татьяны Чильникиной. Показания предпринимателя, раньше державшего ночной клуб «XS», а на момент допроса занимающегося продажей ГСМ, не очень разнились с показаниями Аспекова. С его слов, «Альфа Бест» было и правда открыто на Аспекова, за что тот получал 15 тысяч сомов в месяц, а де-факто фирма принадлежала Кузекееву – Аспеков просто числился гендиректором, толком не понимая, что и зачем подписывает. Касаемо 1 млн долларов США (а именно столько передал через Аспекова в Росинбанк Кузекеев, дабы потом выкупить кредит «АКИФа, – Авт.) допрашиваемый показал, что деньги «чистые».

«Половина суммы мои личные средства, а половину я занял у своих знакомых, друзей и байкешек, анкетные данные тех, у кого я брал, не могу показать, так как у нас такие были договоренности, и могут больше не дать. Хочу отметить, что сумма в 500 тысяч долларов США – не краденые и не криминальные деньги», – отметил он. – «Данные денежные средства через Т.Аспекова были переведены мной в Росинбанк, чтобы получить уступку прав требования на ОсОО «Фирма «АКИФ»». Кроме того, чтобы заплатить долг «АКИФа», мною в Росинбанке был получен кредит на сумму 1 млн 350 тыс долларов США, документами занимались мои юристы Сатаркулов и Ачекеев, в залог было выставлено здание (по документам принадлежащее внуку Аблямитовой Аби Халил Амаль Фади, – Авт.), и были заложены земельные участки в городе Таш-Комур, которые были оформлены на моего юриста Ачекеева».

Фактически, со слов Кузекеева, ему принадлежала большая часть имущества, которое легло как залоговое обеспечение в кредит, взятый «Альфа Бестом» у Росинбанка.

«По поводу проблемного кредита «АКИФа» перед Росинбанком узнал от моего юриста Сатаркулова, который был в нормальных отношениях с Аблямитовой Фаридой примерно во второй половине 2016 года. Через Ж.Сатаркулова я занял Ф.Аблямитовой денежные средства в размере 600 тысяч долларов США, в залог она предоставила имущество (то, что значится как помещения, принадлежащие Аби Халил Амаль Фади в качестве залогового имущества, – Авт.) Когда Аблямитова не смогла рассчитаться с долгом, она стала предлагать 81% доли в уставном капитале ОсОО «Фирма «АКИФ»», однако ее доля не была зарегистрирована в Минюсте КР. Я отказал и начал требовать здание, заложенное ранее. Оформлением указанной суммы занимался Ж.Сатаркулов. При заложении имущества в Росинбанк оно зарегистрировано было на внука Аблямитовой Амаль Фади, всеми документами оформления залогового обеспечения занимались мои юристы Ачекеев и Сатаркулов. Данное имущество де-факто принадлежит мне, так как за данное имущество я заплатил Аблямитовой через ее внука 1 млн 140 тысяч долларов США, с учетом долга 600 тысяч долларов. Через Госрегистр не получается переоформить его на меня, так как оно заложено ОсОО «Альфа Бест» в Росинбанке», – поведал он. – «ОсОО «Альфа Бест» было образовано с целью выкупить долги «АКИФа» у Росинбанка, договор на уступку права требования был заключен 13 сентября 2017 года. Согласно договору №195 цена уступки прав требования составляла 2 млн 350 тыс. долларов, ОсОО «Альфа Бест» требовало у «АКИФа» сумму с учетом штрафных санкций и пени более 4 млн долларов США, по состоянию на 13 сентября 2017 года справка о задолженности Росинбанка составляет 4 млн 325 тыс. 978 долларов США».

По словам Кузекеева, именно этот кредит ему был нужен, чтобы «заработать денежные средства и вывести мясной бизнес на должный уровень». Документы готовил Сатаркулов, он же якобы рассказал, что проблем не будет – даже если учредители «АКИФа» и начнут какие-то судебные тяжбы между собой. Вместе с Ачекеевым Сатаркулов провел сделку, и вел дела «Альфа Беста», адвокацией ОсОО занимался Сергей Радченко. А потом Аспеков подписал бумаги в январе 2018 года о переуступке прав требования на проблемный кредит в пользу Кузекеева. Правда, на вопрос о том, зачем переводить кредит из фирмы, и так принадлежащей Кузекееву фактически, на самого Кузекеева, как на физическое лицо, ответ получен не был. Как и на то, почему уступка прав требования Кузекеевым была выкуплена у своей карманной фирмы вполовину дешевле – за 2 млн 400 тыс. долларов. На эти вопросы, по словам Кузекеева, могли ответить юристы Сатаркулов и Ачекеев, как и по поводу всех документов, сопровождавших сделку. Зато объяснить, почему эта сумма не была перечислена на счет «Альфа Беста», открытый в счет погашения кредита в Росинбанке после сделки, он смог – по словам Кузекеева, деньги пошли «на выкуп имущества Абу Халила и на текущие заемные долги».

Таким образом, оказалось, что опасения представителей «АКИФа» относительно нечистоты сделки о дважды случившейся передаче уступки прав требования по кредиту от Росинбанка не так беспочвенны. По Гражданскому кодексу КР (статья 316), не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника. А с «Альфа Бестом» оказались прямо и косвенно связаны практически все лица, участвовавшие в рейдерском захвате «Фирмы АКИФ» в 2016 году (о котором ранее мы уже писали ранее, – Авт.): с Аблямитовой имели деловые отношения Кузекеев и Сатаркулов, с Кузекеевым тесно связан Аспеков, регистрацией «Альфа-Беста» и оформлением ипотеки и кредита занимался Ачекеев, тесно связанный с Щербаковым, зятем Аблямитовой, имущество в ипотеке «Альфа-Беста» оформлено на внука Аблямитовой, причем об этом был осведомлен Кузекеев с его же слов и т.п. Все это как минимум должно было, как и ряд других нюансов, насторожить банк при выборе покупателя проблемного кредита. Поэтому «АКИФ» занял принципиальную позицию: не отказываясь платить по долгу законному кредитору – Росинбанку, добивается в судах признания недействительными договоров передачи уступки прав требования и от банка к «Альфа Бесту», и от «Альфа Беста» к Кузекееву как сделок, имеющих криминальный характер. И пока нет вступившего в законную силу судебного решения по этому вопросу, оставшаяся задолженность по кредиту не может быть погашена – любой платеж со стороны «АКИФа» означает его согласие с личностью кредитора, а согласия этого нет. Об этом «АКИФ» заблаговременно, еще до совершения сделки с «Альфа-Бестом», письменно предупреждал Росинбанк, однако его позиция была проигнорировала сторонами сделок.

Лицом к лицу

Два допроса прояснили ситуацию, и расследование начало продвигаться. Но явно не в пользу тех, кто изначально жаловался на финпол в Совбез и президенту КР. На свет родилась новая жалоба – уже на то, как идет расследование в ГСУ ГКНБ КР. Летом 2018 года дела, связанные с «АКИФом», вновь оказались в финполе. Пройдя через ряд следователей, они попали в декабре 2018 года к следователю по ОВД СУ ГБСЭП при ПКР Нурлану Алиеву. Который, обнаружив в показаниях свидетелей ряд противоречий, вызвал на очную ставку в присутствии адвокатов и Тилека Аспекова, и Сергея Фищенко. На очную ставку Аспеков пришел уже с новым адвокатом – Тимуром Жанаевым. И показания Аспекова кардинально переменились – из пассивного участника действий он превратился в активного. Теперь инициатива открытия ОсОО «Альфа Бест» исходила уже от самого Аспекова, регистрировал он его уже тоже сам, а не через Кузекеева и его юристов. И про «АКИФ» и его проблемный долг, как оказалось, на момент выкупа договора уступки прав требования «Альфа Бестом» и опротестования «АКИФом» продажи своего кредита уже знал, и считал фирму априори «мошеннической». Правда, почему-то не знал никого из представителей «АКИФа», на кого указал в заявлении в Ленинский РОВД, которое составлено было Сатаркуловым. Сатаркулов работал на Кузекеева, а теперь вдруг стал работать и на Аспекова тоже (о чем Аспеков в ГКНБ почему-то не говорил). На вопрос о том, подписывал ли он кредитный договор между «Альфа Бестом» и Росинбанком, Аспеков не ответил - сославшись на то, что в вопросе не звучит даты заключения договора, а значит, и ответить он не может (что опять-таки разнится с ответами в ГКНБ). Не смог ответить он и на вопрос о том, какие налоги платил «Альфа Бест», были ли внесены в кассу «Альфа Беста» средства, якобы полученные от Кузекеева после того, как Кузекеев перекупил по уступке права требования долг «АКИФа», были ли уплачены с этих средств налоги и куда потом эти почти 2, 5 млн долларов США девались…Ряд вопросов был перенаправлен юристу Сатаркулову. Явную разницу в показаниях Аспеков объяснил тем, что «адвокат Молдокулов сказал, чтобы я давал следователю показания о том, что я ничего не знаю и вообще к деятельности ОсОО «Альфа Бест» не причастен, что данная фирма фактически принадлежит Кузекееву. На данное указание я ответил, что это не соответствует действительности, но адвокат настоял, что он лучше знает, и чтобы я говорил, как он говорит… Показания не соответствующие действительности были даны мною по настоянию адвоката Молдокулова».

Сергей Фищенко же, соучредитель «АКИФа», а ныне и обвиняемый, и потерпевший в одном лице, рассказал на очной ставке свою версию событий, которая подтверждала связь между Кузекеевым, Аблямитовой, а также Исмаром Майсызовым (ныне обвиняемым в мошенничестве и проходящим по одному с Фищенко делу, – Авт.) и Алисой Олейниковой (во время сделки с «Альфа Бест» занимавшей в Росинбанке кресло зампреда правления, курировавшей юридические вопросы и кредитную политику банка, а ныне покинувшей КР, – Авт.). Поделился он со следователем и тем, как на самом деле кредит его фирмы мог оказаться выставленным на продажу.

«…Зимой 2018 года у меня состоялся разговор с Андреем Гойхманом, одним из собственников банка (в марте 2019 года он был признан виновным в легализации доходов, полученных преступным путем в особо крупном размере и осужден на 9 лет лишения свободы, – Авт.). По вопросам, почему Росинбанк, несмотря на нашу готовность к диалогу, втайне заключил сделку с Аблямитовой. Со слов Гойхмана, с июля 2017 года банк стали атаковать по разным каналам – через Нацбанк, через ЖК с целью принудить к продаже долг «АКИФа» людям Аблямитовой, угрожая в противном случае ввести в отношении банка фактически невыполнимые требования по резервированию средств по проблемным кредитам. В результате в конце августа под угрозой получения предписания на создание 100% резерва под кредит «АКИФа» банк вынужден был пойти на эту сделку. Когда банк получил наше письмо от 10 сентября о недопущении продажи прав требований по кредиту лицам, связанным с Аблямитовой, сделку невозможно было остановить без существенных потерь для банка, поскольку со всеми все уже было согласовано. В самом банке эту сделку активно лоббировала Олейникова. Со слов Гойхмана, никакого Аспекова в банке не было никогда, и он, и председатель правления банка Немеринский с ним никогда не встречались. Гойхман сожалеет о том, что его вынудили участвовать в этой грязной операции, но ничего личного, бизнес есть бизнес. В итоге сейчас, насколько мне известно, банк несет прямые убытки от совершенной операции (на тот момент «Альфа Бест» как раз вел подготовку иска против Росинбанка, с целью отсудить у финансового учреждения, фактически полностью находящегося на балансе Нацбанка КР, 1 млн 355 485,87 долларов США по курсу валют в день подачи иска, апелляция по решению его сейчас рассматривается в Бишкекском горсуде, – Авт.)», – рассказал Фищенко.

У Сергея Фищенко нашлись и свои небезосновательные объяснения этим странностям «бизнеса» Кузекеева – срочный перевод права требования с фирмы на него лично понадобился Кузекееву, чтобы вывести из отягощенного неподъемным кредитом «Альфа-Беста» и из-под возможных требований кредитора (Росинбанка) единственный ценный актив фирмы. И действительно, после отказа в банкротстве «АКИФа» с марта 2018 года «Альфа-Бест» перестал платить даже проценты по банковскому кредиту. А не выплата «Альфа-Бестом» остатка по банковскому кредиту после уступки Кузекееву права требования к «АКИФу» объясняется, по выводам Фищенко, тем, что в действительности никаких денег Кузекеев «Альфа-Бесту» не платил и представленные в суд документы – просто «липа»…

Тихий омут

Но разобраться с трансформацией показаний и хитросплетением старых и новых фактов Алиев уже не успел. К концу декабря 2018 года дела, связанные с «АКИФом», были переданы другому следователю Артуру Сабирову. А в конце января 2019 года Сергей Фищенко был задержан и водворен в СИЗО по обвинению в покушении на совершение мошеннических действий в особо крупном размере. А именно – в намерении на протяжении 4-х лет похитить выданные «АКИФу» Росинбанком кредитные средства, которые так и остались намерением благодаря «своевременному аресту»… Несколько гражданских и уголовных дел объединили в одно и передали в Первомайский районный суд Бишкека, где «Дело «АКИФа»» рассматривается до сих пор. Информацией о мошеннической схеме, направленной на отъем «АКИФа», давлении «сверху» на Росинбанк и связями в банке заниматься уже никто не стал. По умолчанию даже история с тем, что Росинбанк сейчас может проиграть в суде «Альфа Бесту», созданному по большому счету на коленках с целью покупки одного проблемного кредита, более миллиона долларов США из числа финансов, влитых в него Нацбанком КР, в СМИ особо не поднимается. Тишина по этому поводу и в парламенте – вопрос только однажды был поднят Дастаном Бекешевым, но другим нардепам оказался неинтересен… Меж тем семья Фищенко уже обратилась в Международный арбитражный суд за защитой прав главы семьи. Правовой аудит дела, в рамках которого Сергею Викторовичу предъявлено обвинение, уже ведет компания Withers LLP. Работа еще не завершена, однако уже очевидно, что в деле налицо ряд нарушений прав человека, кроме того, обнаружены признаки нарушения законодательства КР и заинтересованности государственных органов КР в осуществлении незаконного отъема собственности бизнесмена и его партнеров. После того, как правовой аудит будет завершен, Кыргызстан получит официальное уведомление об иске. Вероятность его удовлетворения Международным арбитражным судом высока. Возможно, тогда «тихий омут» всколыхнется, и первые лица государства обратят внимание на процесс, затрагивающий не только частный бизнес, но и государственные средства?

«МК» следит за развитием событий.

Санкции . Хроника событий