Хроника событий Коалиция сообщила о местонахождении боевиков ИГ в Сирии Севастополь поможет восстанавливать города в Сирии На Каннском кинофестивале победили униженные и оскорбленные Сирия назвала агрессией обстрелы Израилем иранских объектов в САР Граждане Сирии пытались незаконно проникнуть в Норвегию

Сельского парня из Кыргызстана идеологически обработали и обманом отправили в Сирию

16.05.2018 в 10:21, просмотров: 1646

В августе 2016 года людям, ожидающим прибытия очередного рейса в аэропорту «Манас», спрятавшимся от палящего солнца в тени мраморных колон предстала не совсем обычная картина. Осоловевшие от августовской жары и почти дремавшие водители такси встрепенулись, но подойти ближе не решились. Было не только любопытно, но и страшно. Никто не знал истинной причины пребывания рядом со зданием аэропорта микроавтобуса, стоящего в тени деревьев, из которого вышли вооруженные люди в масках и полной экипировке. Ранее подобное обыватели, оказавшиеся невольными свидетелями, могли видеть только в боевиках или новостных выпусках про спецоперации. После того как было объявлено о приземлении рейса из Стамбула, группа военных спешно погрузилась в микроавтобус и через служебные ворота направилась к взлетной полосе…

Обычный парень, младший сын в семье

Рустам (имя изменено по причинам безопасности его семьи) родился и вырос в обычной, как принято говорить, среднестатистической семье. Родители – труженики еще советской закалки, далекие как от новейших технологий, так и от религии, вели размеренный образ жизни, присущий сельским жителям. Летом, не разгибая спины, трудились в поле, готовясь к зиме, а зиму коротали в надежде на новый урожай.

Рустам ничем не выделялся среди сверстников. Учился в школе, помогал родителям, гонял в футбол. Был вежлив и покладист. Родители, видя его старание в учебе, возлагали большие надежды. Хотели, чтобы младший сын стал образованным человеком и устроился на хорошую работу. Не всем же спины в поле гнуть. Поэтому, когда сын окончил школу и изъявил желание учиться дальше на экономиста, родители поддержали и отправили в областной центр – поступать в Ошский государственный университет.

Сначала Рустам часто приезжал на выходные к родителям, благо, родное село было недалеко от южной столицы. Затем его визиты стали все реже – раз в месяц, а то и в два. Родители и односельчане не сразу заметили перемены, происходившие с парнем. А когда он, сдав летнюю сессию, приехал домой на каникулы, односельчане отметили, что парня словно подменили. На его юношеском, обычно гладко выбритом лице, появилось некое подобие жидкой бородки, а на макушке прочно «уселась» белая вязаная тюбетейка. Парень стал замкнут и неразговорчив. А в коротких немногословных беседах часто упоминал имя Аллаха. Родители не понимали, что происходит, но беспокойства не выражали, поскольку ничего плохого в этом не видели. Рустам пробыл дома недолго, сказал уезжая, дескать, надо подготовиться к новому семестру. А потом и вовсе перестал навещать родных, ссылаясь на загруженность в учебе.

Новые знакомые

Дальнейшее стало известно из показаний Рустама. Как-то после занятий возле университета он познакомился с двумя молодыми людьми, которые якобы кого-то искали. Молодые парни, почти ровесники Рустама, разговорились с ним на отвлеченные темы. Незнакомцы, представившиеся Алиханом и Тахиром, были опрятны, вежливы и произвели на парня впечатление довольно образованных людей. Рустам поддался их обаянию. Так и завязалось это знакомство. Через несколько дней молодые люди опять встретились, поговорили вроде ни о чем. Потом их встречи стали носить регулярный характер. В одну из таких встреч новые знакомые завели разговор о религии и вере, поинтересовались, как Рустам к этому относится. Парню даже стыдно было признаться новым друзьям, что в вопросах религии он не силен. Через пару недель после знакомства Рустам пошел с ними в мечеть. С этих пор все беседы были исключительно религиозного направления.

Алихан рассказывал о гонениях правоверных мусульман, ловко вставляя исторические факты осквернения христианами мусульманских святынь в Иерусалиме и других священных местах. Рассказывая об угнетении, Алихан приводил в пример войну в Афганистане, как попытку Советского Союза навязать свою идеологию в правоверном мусульманском государстве. Рустам слушал и впитывал информацию. Кроме того, походы в мечеть, где толковались суры из Корана, стали регулярными. Рустаму открывался мир, о котором он ранее практически ничего не знал.

Как-то Алихан пригласил его к себе домой. Судя по скромной обстановке и малочисленным предметам обихода, Рустам понял, что живет новый друг в одиночестве. Алихан гостеприимно налил чай и предложил посмотреть несколько, как он выразился, видеороликов религиозного содержания. Видео было абсолютно нейтральным, без подоплеки экстремизма. На прощание хозяин дал с собой Рустаму несколько брошюр с толкованием сур Корана, как ни странно, на русском языке. Вскоре Рустам втянулся, начал самостоятельно посещать мечеть и читать пятикратный намаз, чем вызвал одобрение Алихана как наставника.

Спустя некоторое время наставник повел Рустама в другую мечеть, внешне мало на нее походившую. Небольшая группа мужчин в типичной мусульманской одежде бурно обсуждала религиозные темы, но уже в несколько ином ракурсе. Многие из них, как по разговорам понял Рустам, совершали регулярный дават, приглашая граждан на проповеди и молитвы. Там же и был массовый просмотр видеороликов о вооруженных столкновениях с неверными. Рустаму пояснили, дескать, это освободительная война с поработителями мусульманских народов, направленная на возрождение истинного ислама времен пророка Мухаммеда. Парень и не заметил, как оказался увлечен идеей исламского экстремизма. Его наставник Алихан методично продолжал идеологическую обработку, пока Рустам не заявил о своем желании жить по законам шариата в исламском государстве. Стоит отметить, Алихан ни разу не конкретизировал неприязнь к какой-либо нации или конфессии. Все было завуалированно одним понятием – неверные. Наверное, поэтому Рустам и не заподозрил противоправности в словах и идеях наставника.

Заманчивое предложение

Осенью, в начале второго курса Алихан неожиданно предложил зарубежную поездку.

– Съезди, посмотри, как живут люди в исламской стране. Ты сможешь научиться основам арабского языка и читать Коран в оригинале. Тебе откроется истинное учение, о котором ты даже не подозреваешь, - втолковывал наставник. – О деньгах не беспокойся! Все расходы на себя берет специальный фонд, который помогает таким как ты. Тем, кто встал на путь истинной веры, хочет повышать свое образование и молиться в святых местах! Потом ты сможешь сам проповедовать истинную веру Всевышнего!

– А как надолго? Мне же к сессии надо готовиться, – заинтересовался Рустам.

– Ты свободен! Вернешься, когда захочешь! Воля Аллаха безгранична и тебя никто не станет ограничивать! – заливался Алихан. Заметив, что Рустам загорелся поездкой, наставник предложил дать ему паспорт для оформления документов.

Через несколько дней Алихан позвонил и пригласил к себе.

– Аллах нам помогает! Все готово, – с порога начал Алихан, находившийся явно в приподнятом настроении. – Держи свой паспорт и билет в Анкару, тебя там встретят наши братья и помогут во всем.

Утром в день вылета Алихан дал Рустаму 600 долларов, проводил на автовокзал и отправил на такси в северную столицу, договорившись с таксистом, чтобы тот отвез Рустама сразу в аэропорт «Манас».

– В турецком аэропорту тебя встретит человек по имени Абдулло, но на всякий случай вот его номера телефона, – Алихан сунул парню в руку сложенный листок, – мало ли что. Вдруг разминетесь.

Абдулло встретил Рустама как и договаривались. Обнял как родного, словно всю жизнь его только и ждал.

– Как я рад, брат, что ты стал на путь истинной веры и присоединился к нам! – на ломанном русском объяснил Абдулло свою радость. По дороге к месту, где как сказал Абдулло, «их ждут братья», Рустам восхищенно разглядывал мелькавшие в окне автомашины, здания. Ему, раньше не бывавшему дальше областного центра, все казалось в диковинку.

Примерно через час машина остановилась возле здания, похожего на мечеть, двор которой был надежно отгорожен высоким забором. Рустам провел там 3 дня и за это время познакомился с некоторыми обитателями временной передержки. Из группы около 20 человек, только четверо оказались русскоговорящими. Трое из них были выходцами с Кавказа, а один оказался земляком из Чуйской области. Никто из них не распространялся о цели своего пребывания. Все это время вновь прибывшие читали намаз и беседовали исключительно о религии, прерываясь только на трапезу. Спустя три дня появился Абдулло с двумя помощниками и объявил об отправке. Без лишних вопросов мужчины погрузились в комфортабельный автобус и отправились, как позже выяснилось, в Сирию. Поездка длилась около двух суток, все это время Абдулло и его помощники, словно гиды на экскурсии, неустанно вещали о «поползновениях неверных в осквернении святынь».

Ночью второго дня автобус остановился на блок посту. Двое вооруженных людей зашли в салон и осмотрелись. Затем, как перевел Абдулло, приказали сдать паспорта для пересечения границы. Проехав бетонные ограждения, обнесенные колючей проволокой, автобус оказался на пыльной извилистой дороге. На рассвете Рустам заметил следующие позади три джипа, в кузове пикапа одного из них был установлен пулемет. Сопровождение потерялось, только когда автобус въехал в город, где многие здания были полуразрушены. Абдулло на нескольких языках приказал выходить. Рустам и другие пассажиры автобуса оказались в окружении группы вооруженных бородачей в черной одежде. Их лица скрывали маски или арафатки, замотанные вокруг головы. Они поприветствовали их возгласом: «Аллаху акбар!» – и жестами указали на трехэтажное здание.

Рустам и его спутники разместились в комнатах, где кроме кроватей и тумбочек не было ничего. Зато постельное белье, застланное на кровати, было абсолютно новым, как и выданные коврики для молитв. Долго осматриваться не пришлось – прозвучал призыв к молитве, после которой накормили ужином и приказали ложиться спать.

Утром оказалось, что часть из группы, с которой приехал Рустам, уже отправили в зону боевых действий. Абдулло с паспортами тоже пропал. После завтрака у остальных членов группы забрали часы и мобильные телефоны, дескать, они не вяжутся с исламскими канонами. Перечить бородачам с автоматами никто не решился.

Около месяца Рустам и его товарищи провели, не выходя из здания, денно и нощно изучая Коран и читая молитвы.

Позорное возвращение

К тому времени Рустам уже узнал, что они находятся в Алеппо, практически в центре боевых действий. Как-то раз неподалеку от лагеря началась массированная бомбежка с воздуха. От мощных взрывов разбились стекла на окнах. Выглянув во двор, Рустам увидел, как вооруженные бородачи прыгнули в джипы и умчались, подняв клубы пыли колесами. Через некоторое время началась интенсивная стрельба, послышались взрывы. Наставники приказали всем срочно спуститься в подвал здания. Вскоре пропал свет. Время в неведении тянулось невыносимо долго.

Через несколько часов ожидания, послышались гортанные крики и внезапно темноту разрезали мощные лучи фонарей. В подвал ворвались военные в камуфляжной форме и стали выгонять всех во двор.

– С нами обращались как с преступниками. Посадили на колени в одну линию лицом к стене и стали задавать вопросы. Я не понимал языка, отвечал на русском, что не понимаю, когда обращались ко мне. Через некоторое время подошел военный европейской наружности и спросил, кто я и откуда приехал. Потом меня отвели в комнату, где находились еще двое в зеленой камуфлированной форме, и стали расспрашивать. Когда я сказал, что мой паспорт забрал Абдулло, то понял – они знают о ком идет речь, судя по тому, как они ухмыльнулись, – рассказал Рустам.

После нескольких часов расспросов ему на голову надели черный тканевый мешок, усадили в машину и доставили в неизвестный ему населенный пункт. Людей, с которыми он находился в лагере в Алеппо, Рустам больше не видел. Через несколько дней заточения в комнате с решетками на окнах, Рустаму снова надели на голову черный мешок и куда-то повезли. Позже он понял, что находится в аэропорту. Потом был недолгий перелет, после которого сняли мешок с головы. От яркого солнца слезились глаза, и трудно было ориентироваться в пространстве. Он снова оказался в помещении с военными, как ему показалось, говорившими на турецком языке. И снова расспросы, снова мешок на голову и долгий перелет. В самолете, сидя в хвостовой части почти у выхода, Рустам услышал русскую речь и понял, что скоро окажется на родине. Из самолета его вывели первым. На трапе его встречала группа военных в камуфляже и черных масках, скрывавших лица. Необычному пассажиру с черным мешком на голове бесцеремонно заломали руки за спину и погрузив в микроавтобус под изумленными взглядами пассажиров из окон иллюминатора самолета, увезли в неизвестном направлении.

После долгой поездки Рустама завели в помещение и наконец-то сняли мешок с головы. Парень оказался в кабинете следователя ГКНБ КР. Около двух месяцев Рустам провел в СИЗО, пока шло следствие. Как выяснилось, парень не принимал участия в военных действиях и не имел таких намерений. Рустам оказал содействие следствию в раскрытии каналов вербовки и переправы рекрутов в зону боевых действий.

Вербовщика, представившегося Алиханом, в съемной квартире по указанному адресу сотрудники спецслужб не застали. Хозяйке жилья квартирант оставил ксерокопию паспорта, выданного на имя Султана Мамбетказимова 1994 года рождения, уроженца Ляйлякского района. Как оказалось, ксерокопия была сделана с поддельного документа. Личность вербовщика пока не установлена.

Сирия: угроза большой войны. Хроника событий


Партнеры