О подростковой беременности, насилии над детьми и сексуальной безграмотности в Кыргызстане

13.03.2018 в 11:49, просмотров: 1267

В современном обществе о взаимоотношении полов говорят повсюду, но «откровенные» темы среди кыргызстанцев по-прежнему считаются зазорными. Пережитки прошлого и табуированность существенно сказались на сексуальной грамотности молодежи. Пока общество стыдливо краснеет и стесняется говорить «про это», сплошь и рядом случаются нежелательные ранние беременности, и как результат, увеличивается количество подростковых родов и абортов. Корреспондент «МК- Азия» решила разобраться, почему девочки, которые еще вчера играли в куклы, так рано становятся мамами.

Непристойная тема

В Кыргызстане проблема подростковой беременности многие годы не теряет актуальности. По статистике, около 10% девочек до 19 лет ежегодно становятся мамами. Учитывая, что в среднем за год в стране происходит порядка 180-200 тысяч беременностей, 20 тысяч из них приходятся на подростков 13-19 лет. Приблизительно такой же процент связан с абортами. Основной причиной ранней беременности специалисты называют сексуальную безграмотность среди молодежи. Нередко проблему считают следствием насилия над детьми. Директор ОО «Альянс по репродуктивному здоровью» Галина ЧИРКИНА отмечает, что на пути к информации у подростка возникает множество барьеров – осуждение интереса со стороны семьи, общества, в котором восприятие секса остались как табу.

– В просвещении о репродуктивном сексуальном здоровье должно быть много позитивной, качественной информации, так как через этот процесс человек понимает, что он взрослеет и когда-нибудь продолжит род, что есть такие понятия, как «сексуальность», «удовольствие». Здесь не должно быть страха, – подчеркивает специалист. – Прежде чем молодые люди заведут детей, они должны научиться общению, построению семейных взаимоотношений, выравниванию ценностных ориентиров. Кроме того, необходимо проговаривать риски, связанные с половыми инфекциями, с нежелательной беременностью, и даже сексуальным насилием в семье или со стороны партнера, с которым сопряжены 95% случаев подростковой беременности. Редко девочка в 13 лет по своему желанию занимается сексом и беременеет, чаще всего это результат насилия, манипуляция ребенком, его сознанием, телом. Поэтому здесь нужно говорить об ответственности взрослых и общества в целом.

– Несмотря на принятый закон, запрещающий проводить традиционный обряд «нике» с несовершеннолетними, все же обнародуются случаи, когда девочку рано выдают замуж.

– Если бы общество ставило знак равенства между ранними браками и сексуальным насилием, то, наверное, давно бы исключили эту тему. Не может быть традицией насилие над женщиной. Кроме того, возникает следующий серьезный аспект – гендерное неравенство, существующее в нашей стране, когда женщине не дают права сделать собственный выбор, с детства делая рабыней ситуации, семьи, мужчины, традиций и так далее. Если рассмотреть кейсы ранних браков, то чаще всего 15-16-летнюю девочку замуж берет достаточно зрелый состоявшийся мужчина и вовсе не из-за большой любви, иногда это даже патология. Потому что, если он понимает, что любит свою избранницу, то может и подождать два года до ее совершеннолетия. Нередко встречается насилие, узаконенное семьей. Подростковые беременности – это всегда сигнал нездоровых отношений внутри семьи. Приведу пример, в нашу организацию как-то обратилась 19-летняя девушка, во время консультации с врачом выяснилось, что она рано осталась сиротой и попала в семью дедушки, который с 11 лет ее насилует. При том родственники знают об этом, но молчат, потому что он старейшина суда аксакалов. И даже, когда девушка переехала в Бишкек, он периодически приезжает в гости и продолжает этим заниматься, а она принимает это уже как данность. Самое страшное, что люди перестают воспринимать насилие, как преступление, оно становится нормой. В таком обществе страшно жить. С ранними браками и насилием необходимо бороться на всех уровнях, это проблема каждого человека.

Не про секс

Сегодня 40% семей в Кыргызстане занимаются вопросами планирования семьи. Однако возникает другая проблема – ресурсы. До 2015 года женщина могла либо самостоятельно приобрести средства контрацепции, либо получить у доктора по гуманитарной линии. Сейчас их можно купить только в аптеке. Согласно международной статистике, если женщина тратит в месяц на контрацептив больше чем 1% от своего дохода, он считается недоступным. Считаем: средняя зарплата 10 тысяч сомов. Один блистер гормонального посткоитального контрацептива (одна таблетка) стоит около 500-600 сомов, то есть 6% от заработка. Примерно во столько же обойдется сознательной кыргызстанке, планирующей беременность, пачка хороших презервативов. Поэтому аборт и рассматривается чаще всего как метод контрацепции. И если финансовые возможности взрослой, работающей, замужней женщины не позволяют купить противозачаточное средство, то что говорить о юных девочках, которые даже заговорить об этом постесняются.

– Мы еще не рассматриваем причины суицидальных попыток, которые по неофициальным данным экспертов в стране зачастую связаны с неудавшимся сексуальным дебютом, как правило, в результате насилия. Подростковая беременность – лишь верхушка айсберга, мы не знаем реального количества происходящих трагедий. Хотя могли бы избежать множества ошибок, нежелательных беременностей, ранних сексуальных отношений, сделав более доступной информацию в школе, если бы врачи были более дружественными. Но самое главное, появилась бы возможность предотвращать насилие, которое является базовым для многих нежелательных беременностей в нашей стране, особенно у подростков.

– Галина Эдуардовна, как тогда проводить сексуальное воспитание, учитывая менталитет?

– Процесс крайне сложный, требующий взвешенных и последовательных шагов. Здесь важно взаимодействие педагогов, психологов, врачей, множества высококлассных специалистов, понимающих, как подавать информацию в соответствии с возрастной категорией. Сексуальное воспитание должно начинаться раньше, чем половое созревание, которое в нашей стране у девочек происходит в 11-12 лет, у мальчиков немного позже. Значит, уже в 9-10 лет необходимо информировать девочку о грядущих изменениях ее тела, чтобы она знала о том, что наступление менструального цикла – признак того, что при случайном сексуальном контакте она может забеременеть. К сожалению, сегодня система образования не отвечает запросу подростков. Большая ответственность лежит и на семье, родители современных детей сами взрослели в 90-е годы, когда было не принято говорить о сексе и единственное учебное пособие «Здоровый образ жизни», внедренное Борисом Шапиро, пытались сжечь. Нужно комплексное сексуальное образование для родителей, учителей и самих подростков.

– Что включает в себя половое воспитание, так негативно воспринимаемое обществом?

– Сексуальное образование – это гораздо больше, чем секс. Мы не учим детей интиму, но мы рассказываем, что тело требует ухода, учим личной гигиене, что должны быть свое нижнее белье, а не брата или сестры, как часто бывает в многодетных семьях, свое полотенце, зубная щетка. Тем самым у ребенка формируется личное пространство, он понимает, что, например, мама или папа могут обнять и поцеловать, а чужой дядя –нет. А если ребенок всегда спал на кровати с братьями и сестрами, то он не знает границ своего личного пространства и, понятное дело, сопротивляться постороннему человеку не сможет. Сексуальное здоровье и жизнь существуют у человека независимо от того, есть ли у него партнер или нет.

– Чем можно помочь юной девочке, которая уже оказалась в «интересном положении»?

– Конечно, важно налаживать отношения внутри семьи, искать поддержку у мамы. В первую очередь, нужно рассказать об этом близким людям. Если не маме, то хотя бы взрослому человеку, который может поддержать, взять за руку, отвести к врачу, содействовать в последующем. Если нет такого человека, то искать поддержки у психологов, учителей, различных служб. Самое главное – не молчать, не оставаться один на один с проблемой, не стараться решить ее самостоятельно и помнить, что не бывает безвыходных ситуаций. Сегодня система всех государственных услуг все-таки нацелена на то, чтобы поддержать и помочь, а не осудить. Для этого есть все возможности и ресурсы, просто мало информации.

Подводные камни

Директор Национального центра охраны материнства и детства Камчибек УЗАКБАЕВ говорит, что количество случаев ранней беременности за последние годы в стране не возрастает, однако несмотря на активную работу, тенденции к снижению количества юных мам тоже нет.

– В прошлом 2017 году в возрасте 12-14 лет было 19 беременных девочек, троим из них провели медицинские аборты. В возрасте 15-17 лет зарегистрировано 474 случая беременностей, из них 12 закончились абортами. Статистика свидетельствует о проблеме, притом вопрос касается не только здравоохранения, важная роль здесь отводится родителям и образовательным учреждениям. К нам пациентки попадают, когда уже наступила беременность, зачастую на больших сроках, и мы начинаем их обследовать, проводить профилактические мероприятия, в том числе и на психологическом уровне, чтобы не было срыва. Причины ранней беременности могут быть разные, во-первых – это социальные факторы, зачастую у этих детей родители находятся на заработках за территорией Кыргызстана, и миграция отрицательно влияет. И потом у подростков 15-17 лет в последние годы появилось много самостоятельности, они решают вопросы, ни с кем не консультируясь. Самонадеянность приводит к проблемам, которые они до конца не осознают, – подчеркнул специалист.

Профессор напоминает, что организм в юном возрасте еще не готов к репродуктивным функциям, зачатие и роды – огромная опасность для здоровья и матери, и малыша.

Кроме того, у несовершеннолетних мам высок риск выкидышей, нередко рождаются недоношенные дети, с низким весом, недоразвитыми органами, из-за слабого иммунитета они особенно подвержены различным заболеваниям. У девочек младше 15 лет вероятность умереть во время беременности или от родов вдвое выше, чем у взрослых.

– Показатель здоровья женщины – установление регулярного менструального цикла. Как правило, этот процесс происходит в возрасте от 12 до 15 лет. Если на фоне несформированного цикла возникает зачатие, естественно, о полноценной беременности и здоровом ребенке говорить не приходится. Будущая мама в течение 9 месяцев должна 5 раз прийти на консультацию, потому что беременность обостряет все хронические процессы, о которых человек может и не подозревать. Однако девочка скрывает свое положение, не идет на прием к врачу и  в итоге поступает в стационар с большими осложнениями и угрозами для своей жизни, и, соответственно, для своего ребенка. Поэтому по всем стандартам самым оптимальным  возрастом считается  установленный менструальный цикл, и только после этого репродуктивное здоровье благоприятно для зачатия. Кроме того, во всем мире приветствуется планирование беременности, – отмечает врач высшей категории, акушер-гинеколог Марат ЖАЖИЕВ.

Подрастешь – узнаешь

Щепетильные темы, связанные с половым воспитанием подростков, вызывают в обществе острые дискуссии. О том, как и когда родителю заговорить с ребенком на «неудобную» тему и почему у современных подростков намечается тенденция к ранним интимным отношениям, рассказала «МК-Азия» специалист медцентра КГМА, клинический психолог Алла КЛЕВАКОВА.

– Зачастую проблема возникает от безграмотности в сексуальном поведении. В силу своей практики, я сталкивалась со случаями насилия, либо ребенок не получал родительского внимания, то есть в семье нет доверительных отношений и не принято говорить на откровенные темы. Если рассматривать психологические причины, то девочка идет искать любовь, чаще всего, папину. Причем подростки говорят, что им не надо секса, достаточно объятий, ласки, теплых слов. В юном возрасте у ребенка другие цели, планы, мечты о первой влюбленности, не связанные с половыми контактами. Был случай, когда свекровь привела 16-летнюю девочку с жалобой на то, что та не может спать со своим мужем. А в беседе наедине девочка рассказала, что хочет рисовать, учиться в школе, гулять с подружками, она не хочет вступать с мужчиной в сексуальные отношения, и только они ложатся в постель у нее начинается рвота. Это не правильно, всему должно быть свое время.

– Когда впервые родитель может завести откровенный разговор?

– Как ребенок где-то в 3-4 года стал спрашивать, откуда он появился, нужно рассказать, что мама с папой полюбили друг друга, естественно, без подробностей, не надо придумывать байки про капусту и аистов. Короткой информации будет достаточно и по мере возраста и уровню готовности ребенка объяснять, как меняется организм, тело, как появляются дети, не обязательны истории из личной родительской жизни, но важно говорить с самого раннего возраста, и тогда он не будет бояться, стыдиться и придавать интересу что-то сверхценное. Ребенок же все равно узнает, но уже в другой форме. Как бы общество не старалось спрятать тему, она не перестанет существовать. Обычно дети бояться говорить, к примеру, о возникшей беременности своим родителям, считая стыдом, позором, боясь, что их будут ругать. Но, если бы в семье были доверительные отношения и разговаривали на любые темы, ситуация, возможно, и не произошла. Когда в силу каких-либо обстоятельств, случилось насилие, ребенок должен чувствовать, что его не отвергнут, а примут. Помню, во время учебы на медицинском у нас студентки до 6-7 месяцев перетягивали живот, чтобы скрыть беременность. Все это происходит из-за непросвещенности, страха перед обществом и семьей.

«Повзрослевшему» обществу нужно учиться открыто говорить на тему сексуального воспитания молодежи. И участвовать в этом обсуждении должны все: родители, педагоги, медики и чиновники.




Партнеры