Майрам Акаева – олицетворение женственности и силы

7 ноября 2017 в 15:46, просмотров: 5445

Супруга первого президента КР Аскара Акаева – о многогранности мира, своем муже и женах политиков

Майрам Акаева – олицетворение женственности и силы

Быть женой президента – сложная работа. Первая леди должна быть образцом стиля и поведения, за которым следят миллионы людей. Супруга президента – верный соратник, единомышленник, помощник главы государства. В канун юбилея Майрам Акаева рассказала о самых счастливых и тяжелых моментах жизни.

О возрасте с легкостью

– Майрам Дуйшеновна, глядя на Вас, складывается впечатление, что возраст не является чем-то тяжким и грузным.

– Однажды я прочитала фразы о возрасте следующего содержания: «Не жалейте о том, что стареете. Многим в этом было отказано. Жизнь дается всем, а старость – избранным». Как глубоко сказано. Моя свекровь прожила 97 лет. Она оставалась до конца своей жизни в здравом уме, всегда была мудрой и доброй, отличалась потрясающей внутренней культурой, глубиной человеческих качеств. Я от нее не слышала ни единого негативного слова. Благородство просто редчайшее. Моей маме идет 99-й год, по лунному календарю 101-й. Она сильная, мудрая и у нее до сих пор большой интерес к жизни и, что немаловажно, прямая спина. На примере своих мам, я поняла – старости не надо бояться, необходимо быть здоровой в преклонном возрасте. Даже медики утверждают, что старость не во всем связана с физиологией человека, в значительной степени она зависит от состояния души. Знаете, я абсолютно не чувствую свой возраст. Мне кажется впереди у меня еще целая вечность. Главное - не терять способность к обучению, интерес ко всему новому и постоянно заниматься самообразованием. Необходимо каждый день совершать маленькие шажочки вперед, не транжирить драгоценное время на пустые и бесполезные вещи, иначе жизнь станет обыденной и неинтересной.

– Это ваше кредо?

– Я считаю, что нельзя быть обузой никому и никогда. Надо всегда оставаться доброжелательным, легким, приветливым, не нагружать негативом, как бы грустно тебе не было. Важно в любой ситуации думать прежде всего о ближних, стараться быть полезной и независимой. Это и есть мое кредо.

– С возрастом люди меняются. И, к сожалению, не всегда в хорошую сторону.

– С годами начинаешь воспринимать мир по-иному, чем, например, лет 15 назад. У меня порой вверх брали «души прекрасные порывы», как писал классик, эмоциональность. Хотя с годами все же появляется, слава Богу, более ответственное отношение к явлениям и к людям. Требования к поступкам и словам становятся выше. Еще хочу сказать, что всегда восхищаюсь любознательными людьми и прихожу к мысли, что все это зависит только от самого человека, а не от толщины его кошелька. Я знаю многих людей со скромным достатком, но живущих просто сверхинтересной жизнью. Знаете, с годами начинаешь остро чувствовать окружающий мир. Его многогранность, многослойность. В нем столько интересного…

– Майрам Дуйшеновна, какое время для вас было самым счастливым?

– Мне кажется, трудно разложить свою жизнь по полочкам. Попытаюсь не детализировать, а рассказать, скажем так, крупными мазками. Об одном могу говорить с абсолютной уверенностью: благодаря Аскару Акаевичу, жизнь моя очень интересная, насыщенная невероятными событиями. Ни в коем случае это не говорит о том, что у нас не было трудностей. Их была целая тьма.

Самые счастливые годы – это то время, когда я вышла замуж, и мы остались жить в Ленинграде. Супруг занимался наукой, делал головокружительные успехи. Я училась в аспирантуре и параллельно старалась делать все возможное, чтобы ему хорошо работалось, думалось, вкусно кушалось… Мы жили очень дружно и интересно. Увлекались классической музыкой и живописью, чтением исторических книг и еще много чего нас интересовало. Сейчас я понимаю, что супруг многое дал мне в духовном плане. Однажды в интервью наша младшая дочь Саадат сказала: «Моим родителям везде хорошо, будь они в юрте на джайлоо, в одной комнате общежития или во дворцах и резиденциях, им всегда интересно вместе, уютно и хорошо».

– А можно поподробнее о влиянии вашего мужа на Ваш духовный рост? Сегодня это большая редкость не только среди кыргызов, но и вообще в современном мире.

– Колоссальное! У Аскара была шикарная библиотека по тем временам. Замечательно подобранная. Он, как ленинский стипендиат, получал хорошую стипендию, а институт находился недалеко от Дома книги. Также его друг был потомственным «старокнижником». Одним словом, у Аскара были редкостные экземпляры книг. Я поняла истинный смысл выражения: «упоительное и увлекательное чтение». Например, читаю книгу о Нильсе Боре, а мне кажется, что все это написано о моем муже: умный, интеллигентный, деликатный, одаренный. Согласитесь, сходство просто потрясающее.

– Мечтаете, чтобы Аскар Акаевич стал Нобелевским лауреатом?

– Надеюсь, что он покорит и эту вершину. Моя мечта о величайшей престижной премии мужу появилась тоже под впечатлением чтения книги жены Энрико Ферми «Атомы у нас дома». В ней описано, как Ферми получил Нобелевскую премию. Однажды мне приснился сон: мой супруг читает свою нобелевскую лекцию, а я сижу на месте госпожи Ферми и страшно переживаю за него. Это был невероятный сон в моей жизни. Но, надо сказать, мы не только мечтали, вернее мечты имели под собой реальное основание - Аскар Акаевич очень серьезно занимался наукой. Написал пионерские научные монографии по оптоэлектронике и голографии, которые по сей день используются как учебные пособия. Я сама, как ученый, понимала, его работы имеют все шансы на получение столь престижной награды.

– Однако, несмотря на такую перспективу, на увлекательную жизнь в Ленинграде, ваша семья возвратилась на родину…

– А как иначе? Счастливые и молодые романтики с двумя детьми на руках, двумя диссертациями, что было в то время очень престижно и кучей книг приехали в КР. Нас не смущало и не расстраивало, что во Фрунзе у нас нет ни кола, ни двора. Дядя Леша, радист, работал в горах, выделил нам одну комнату в своей двухкомнатной квартире. И жизнь закрутилась с бешеной скоростью... Но и тут мы ни на миг не расставались со своими мечтами о великих достижениях и победах.

Нелегкая ноша

– Какой самый трудный период был в вашей жизни?

– Как ни странно это прозвучит, это время, когда Аскар Акаевич стал главой государства. Быть первой леди – это престижно и интересно, но только на первый взгляд. Почему-то люди думают, что все в республике появилось само собой, а ведь Аскар Акаевич со своей командой создавал государственность по крупицам. Вся семья переживала за происходящее. Наша страна, благодаря судьбоносным реформам, была впереди среди стран-участниц СНГ. Но постоянная травля и клевета, ложь и предательство отравляли нашу жизнь. Так называемые «заклятые друзья», постоянные интриги, сплетни, затем усиливающаяся травля, а далее и вовсе откровенная ложь и предательство... Мы были совершенно к этому не готовы, не защищены.

– Но многие кыргызстанцы считают, что именно ваша семья и лично Вы довели страну до «тюльпановой революции».

– Думаю, 24 марта 2005 года произошел самый настоящий государственный переворот, насильственный захват власти, а не революция. Ведь это слово означает глубокое, качественное изменение, скачок в развитии общества. Разве кыргызстанцы стали жить лучше? Если этого не произошло, то о какой революции идет речь? Народ просто обманули определенные лица, жаждавшие власти, славы и еще не знаю чего. В ход были пущены все средства, особенно информационная атака. В КР существовала реальная свобода слова и реальная демократия, несмотря ни на какие издержки. Этим и воспользовались нечистоплотные люди. Наша оппозиция и некоторые журналисты воспринимали демократию, как вседозволенность, забыв об ответственности. Раскачивая лодку, мало кто ожидал, что толпа пойдет на штурм Дома правительства. Конечно, можно было применить силу против митингующих, использовать оружие. Это привело бы к человеческим жертвам. Но президент, исходя из гуманных соображений, дал команду: «Не стрелять!!!» Заявив, что «…никакая власть не стоит ни капли человеческой крови!!!». Почему-то сегодня об этом многие стараются не вспоминать.

– Майрам Дуйшеновна, было много разговоров о том, что у Вас есть миллионы в швейцарских банках за проданные кыргызские земли китайцам.

– Чего только не писали о нашей семье, о наших миллионах и миллиардах. И где они?! По просьбе Бакиева, поисками наших эфемерных богатств занимались - Федеральное бюро расследований США, частный сыщик мирового класса Либерман, Генеральная Прокуратура КР, Служба Национальной Безопасности КР, Следственный комитет КР и еще несколько международных организаций по коррупции, но ведь ничего не найдено, достоверных фактов не нашли. Да и откуда им взяться?! Была развязана беспрецедентная, невероятная война, без ограничений, без каких-либо приличий, даже тени не было морально-этических принципов.

Есть ли противоядие? Разумеется, есть. Но Аскар Акаевич в силу своего воспитания и академичности бессилен против коварства и интриг, жестокости и клеветы. Он не способен на низость. Вот нас и бьют, кому не лень. Возникает классический вопрос: «А судьи кто?!». Мари Йованович ведь признавалась, что поиски наших богатств ФБР США потерпели поражение, чего и следовало ожидать.

«Нас спасла работа»

– Как вы пережили 2005 год, что чувствовали, когда все так круто поменялось и вы оказались в Москве?

– Перед нами стоял вопрос: выстоять, выдюжить и выжить. Были некоторые смягчающие обстоятельства. Во-первых, то, что мы, рожденные в Советском Союзе, чужими не стали после развала большой страны. Человеческая и духовная близость осталась. По крайней мере, нашему поколению кажется еще, что все народы постсоветских государств близки. Ведь у нас общая история, схожий менталитет и близкие ценности. Во-вторых, Аскар Акаевич и я провели 20 и 13 лет соответственно в Ленинграде. Там родилась наша семья и старшие дети. Там муж сделал блестящую научную карьеру. Там наши друзья, коллеги и любимые места. Мы очень любим все, что связано с Питером. Еще для нас большим утешением стала поддержка руководства России. Нам представили дом в Архангельском, была оказана всесторонняя помощь. И самое главное, Аскар Акаевич был приглашен в Российскую академию наук (РАН) и МГУ имени М.В. Ломоносова, и в другие вузы.

Я окунулась в свои интересы в сфере литературы и искусств. Москва и Санкт-Петербург предоставляют уникальные возможности для этого. Жизнь постепенно наполнялась новым содержанием и смыслом. Но, хочу отметить, все это происходило на фоне боли. Скажем так – процесс болезненного восстановления и адаптации с трогательным вниманием и заботой друзей. Меня пригласили в Международную академию творчества, в качестве первого вице-президента. Одним словом, все эти составляющие поддержали наш дух, мы не остановились, и это было очень важно.

– После президентских лет, какой поступок Аскара Акаевича считаете самым главным?

– Его возвращение в науку после труднейших 15 лет на посту президента. Он написал много хороших научных монографий и книг, получил десятки престижных наград, включая премию «Гузи», которая еще называется «Азиатская Нобелевская премия». Без ложной скромности я отвечу, что Аскар Акаевич совершил научный подвиг. Я помню его выступление, научный доклад в МГУ через 3-4 месяца после мартовских событий, удививший российских математиков. Аскара Акаевича тогда назвали математиком от Бога. Это, конечно, дорогого стоит. В мае 2005 супруга избрали иностранным членом (академиком) Российской академии наук. Это было признанием его незаурядных научных достижений и заслуг. Таким образом, он очень быстро интегрировался в научное и культурное пространство России. Полагаю, что именно эти обстоятельства морально поддержали всю нашу семью.

– Давайте вернемся к вопросу о Нобелевской премии. В российских СМИ писали, что немецкие математики выдвинули Акаева на эту высокую премию. Это правда?

– Да, такая информация была. Но этот процесс достаточно длительный. Здесь я хотела бы отметить, у  Аскара Акаевича была мечта, чтобы Нобелевскую премию по литературе получил Чынгыз Айтматов. Во время государственного визита в Швецию, вопрос выдвижения кыргызского писателя на эту премию проходил красной нитью. Супруг сделал блестящий доклад в Шведской академии наук о творчестве Айтматова. Были встречи с членами Комитета по Нобелевской премии и самим Королем Швеции. Я хорошо помню, как Аскар Акаевич завораживающе рассказывал о том, что в своих произведениях Чынгыз Торекулович через образы животных передает и раскрывает духовную сущность и нравственные проблемы человека. Король Швеции, сам, будучи страстным охотником, слушал с упоением о красоте мира охотников-кочевников. До сих пор Аскар Акаевич считает, что наш великий соотечественник был достоин этой награды и очень сожалеет, что этого не случилось.

«Я посвятила себя благотворительности»

– Что Вы можете сказать о роли первой леди?

– Считаю, правильно будет, если мы начнем с первой леди СССР. До нее как будто бы не существовало жен государственных деятелей. Госпожа Горбачева стала настоящим открытием для всего мира. Она своим умом и знаниями, элегантностью и независимостью затмевала многих первых леди. Но для советских людей это явление было настолько новым и необычным, что ее не просто недолюбливали в обществе, а появилась почти ненависть… Я уверена, у нее было желание быть рядом с мужем, делать добро и создать новую цивилизованную модель поведения. Сколько пришлось пережить бедной Раисе Максимовне… Ее не понимали, ей завидовали, в том числе и мужчины, и затравили так, что она рано ушла из жизни. А ведь столько еще могла сделать!

Что касается меня, помню, все началось с того, что однажды у Аскара Акаевича на пресс-конференции спросили: «О самой главной находке в его жизни». Мой муж, не задумываясь, искренне ответил: «Это моя жена!» И как ни странно его фраза стала отправной точкой жестокой критики и большой травли. Буквально на следующий день в СМИ вышла разгромная статья, где моего мужа назвали подкаблучником… Многих раздражала моя активность, они считали, что я должна сидеть дома и варить бешбармак… «Балпайып уйундо отура берсин». Если бы я ничего не делала, то все бы думали: «какая она хорошая, никуда не вмешивается». Но я другая. Я пошла по цивилизованному пути и поставила для себя высокую планку, рассуждая, что первая леди КР должна стараться и быть наравне с женами других глав стран. Главное, я хотела помочь детям, женщинам и стране в целом. Я осознавала, что они должны иметь пример, не сидеть всю жизнь дома у казана, а реализовать свои таланты.

«Всему училась на ходу сама»

– Мне приходилось много выступать в различных международных организациях с презентациями для привлечения средств на осуществления проектов «Алтын Балалык», «SOS - Детские деревни, «Школа имени Германа Гмайнера», Детские образовательные центры (ДОЦ), по компьютеризации и другим проблемам. Мне очень жаль, что не состоялось открытие школы-интерната для одаренных детей Кыргызстана в Чолпон-Ате, которое должно было состояться 1 сентября 2005 года…

– С кем из первых леди у Вас сохранились дружеские отношения? Или после президентства все завершилось?

– Мы дружим и общаемся. Многие первые леди мира помогали нашей стране. Благодаря им был осуществлен замечательный проект «Детям мира о Манасе», а первая леди Израиля г-жа Вайцман помогла выпустить книгу о Манасе на иврите.

Супруга президента Франции Франсуа Миттерана госпожа Даниель поддерживала фонд «Мээрим». Опекала вместе с нами интернат для детей сирот в селе Панфиловка. Вместе мы создали агроферму, купили корову, разную живность, трактор, семена и т.д.. Даниэль эже ко мне относилась особо тепло. Она принимала нас у себя дома в самом центре Парижа, что для европейцев является знаком особого внимания.

С супругой президента Польши госпожой Квасьневской была проведена школа толерантности и терпимости на Иссык-Куле, где принимала участие молодежь из 27 стран мира.

– А первые леди СНГ дружили?

– Конечно! Даже девичники устраивали. Впервые в 1992 году всех собрала Наина Иосифовна Ельцина. Она очень мудрая, добрая. У них с Борисом Николаевичем большая любовь была. Они нас всегда поддерживали, за что им большая наша благодарность. Сара Алпысовна Назарбаева научила меня обливаться холодной водой круглый год. Первая леди Молдавии присылала Криковское шампанское, а г-жа Кочарян - армянский коньяк и т.д. Нас объединяло и то, что у нас была ранее одна страна и общая судьба.

– Вы написали учебные пособия по теории механизмов и машин, книги для юношества: «Архимед и другие», «Звезды науки»…

– Этюды о великих ученых, которые потом вошли в книгу «Этюды о мудрецах Востока». Именно они в эпоху расцвета Великого шелкового пути внесли огромный вклад в развитие науки и философской мысли.

– А о Льве Гумилеве?

– В 2012 году был юбилей великого ученого Льва Гумилева. Он написал самую романтичную историю о древних тюрках. Мы должны быть благодарны ему. Вообще, история кочевников и их культура для него были очень важны. Когда к юбилею ученого Минобрнауки России объявило конкурс на книгу о Гумилеве. Мое творение «Великий евразиец» оказалось в числе победителей.

Мне лично жизнь Гумилева помогла понять очень много важных вещей.

– Гумилев вошел в историю как великий Евразиец, а каким в историю войдет Аскар Акаевич?

– Думаю, Всевышний все расставит по своим местам. «Всему свое время и всякой вещи под небом», - как писал царь Соломон. Конечно же, без сомнений, Аскар Акаевич войдет в историю, как человек энциклопедических знаний, образованный, мудрый и великодушный человек. Уверена, что его слова: «Не стрелять!!! Никакая власть не стоит и капли человеческой крови» останутся в истории и в памяти потомков.

– Майрам Дуйшеновна, спасибо за интересную беседу. Поздравляем Вас с юбилеем! Счастья Вам и крепкого здоровья.

– Спасибо.





Партнеры