Ветеран ВОВ из Бишкека рассказал о фронтовой юности, лучшей награде и главном празднике

11 мая 2017 в 12:16, просмотров: 1427

72-ю годовщину Победы в Великой Отечественной войне фронтовик Умош Исаков встречает в возрасте 92 лет. Казалось бы, сколько времени прошло, сколько воды утекло с тех пор, как едва достигший призывного возраста юноша покинул родное кыргызское село и рядовым пехоты дошел до самого Берлина. Но все еще живы в памяти тяжелые воспоминания о войне. Умош-ата, пожалуй, предпочел бы не делиться ими, но как иначе напомнить людям о неизмеримой ценности жизни под мирным небом?

Умош Исаков родился в 1926 году в селе Кара-Суу, что находится в Ат-Башинском районе Нарынской области. Его отец был председателем колхоза, в семье подрастали двое сыновей и две дочери, ничто не предвещало беды. Но началась война. Отец ушел на фронт в 1943 году, а год спустя почтальон принес похоронку. Вскоре, осенью 1944 года, в армию призвали Умоша.

– Сборы были в Алма-Ате, в течение месяца мы проходили подготовку, – вспоминает ветеран. – Я попал в состав 1-го Белорусского фронта под командованием маршала Жукова. В апреле 45-го мы вышли на берег реки Одер и приготовились ее форсировать. Нам предстояло принять участие в решающем сражении – битве за Берлин.

Фронтовик Умош Исаков

До самых вражеских ворот

Переправа была тяжелой. Одер – река довольно широкая и глубокая, а с противоположного берега вражеские войска, тщательно подготовленные к обороне, вели шквальный огонь. Советские бойцы понимали, что у каждого из них шанс выжить невелик, но решимости это не убавляло.

– Чтобы переправиться на другой берег, сооружали что-то вроде лодок. В каждую из них садились по десять солдат, – рассказывает Умош-ата. – Плыли под пулями и снарядами. Многие до суши так и не добрались, погибли на переправе. Помню, вышел я на берег, оглянулся – а воды не видно из-за пилоток убитых солдат...

Прорвав немецкую оборону, советская армия пробилась к самому сердцу фашистской Германии. До победы оставались считанные дни.

– Каждый день в Берлине нам читали приказ Сталина: «Офицеры и красноармейцы! Мы идем в страну противника. Каждый должен хранить самообладание, каждый должен быть храбрым... Оставшееся население на завоеванных областях, независимо от того немец ли, чех ли, поляк ли, не должен подвергаться насилию. Виновные будут наказаны по законам военного времени». Было запрещено разрушать исторические памятники, заниматься мародерством, есть местную пищу, которую могли отравить. Разрешали брать только сапоги немецких солдат, потому что обмундирования не хватало.  

29 апреля начались ожесточенные бои за Рейхстаг. В этой битве рядовой Умош Исаков был тяжело ранен.

– Я попал под пулеметный обстрел. Пули насквозь прошили легкое, раздробили несколько ребер, а руку и вовсе пришлось ампутировать. Одно радовало – мы победили! После ранения 16 месяцев я провел в госпитале – сначала в Польше, потом в России. А в 1946 году вернулся в родное село.

Мир после войны

Дома солдата встретили мать, две сестры и младший брат. Они тоже пережили непростые времена, голод и холод, оплакивая главу семейства и с тревогой дожидаясь весточки от Умоша. Многие мужчины-односельчане не вернулись с поля боя, но жизнь продолжалась, и нужно было много работать, чтобы восстановить привычный мирный быт.

– Меня назначили бригадиром в колхозе, так до самой пенсии и проработал в сельском хозяйстве, – рассказывает Умош-ата. – В 1948 году женился. С женой прожили душа в душу 36 лет, вырастили десятерых детей. 34 года назад ее не стало.

Сейчас за ветераном ухаживают сын и невестка. Всего у фронтовика 40 внуков и 27 правнуков. В семье есть правило: каждый мужчина должен выполнить свой долг – пройти службу в армии.

– О войне стараюсь лишний раз не вспоминать, – говорит Умош-ата. – Ничего хорошего в ней нет: тяжелые дни, страшные потери, кровь, огонь, смерть. 70 с лишним лет прошло, а груз на сердце все тот же. До сих пор снятся взрывы снарядов, выстрелы... Понимаю, что молодым интересно послушать про войну, и дети расспрашивали, и внуки. А я как вспомню, какими молодыми были погибшие товарищи, сколько судеб разбито – и не хочу делиться своей болью. Правда, в прошлом году сняли про меня документальный фильм. Дети очень просили, вот я на старости лет и согласился.

Перечислять свои награды фронтовик тоже не стал. «Много их, – говорит, – есть и медаль «За взятие Берлина». Но главная награда – что в живых остался». А вот к 9 мая у ветерана особое, трепетное отношение.

– Для меня существует только один большой праздник – День Победы. Он мне заменяет и Новый год, и День рождения. На каждое 9 мая прошу у Бога только одного – встретить следующий День победы. Жаль, что с каждым годом нас, фронтовиков, становится все меньше. В Кыргызстане осталось 647 ветеранов, в том числе 176 инвалидов ВОВ, которые, как и я, были ранены на фронте. Но таков уж закон природы. Главное, чтобы наши дети, внуки, правнуки были здоровы, жили долго и счастливо и не познали того, что пережило наше поколение. Мы свое отвоевали, и пусть война больше никогда не повторится.





Партнеры