Чем завершился визит главы Кыргызстана в Европу?

24 февраля 2017 в 13:48, просмотров: 2508

Атамбаев посетил Бельгию и Германию, встретился с канцлером Ангелой Меркель и дал интервью Euronews с громкими внешнеполитическими заявлениями, последствия которых расхлебывать предстоит и будущему главе КР, и кыргызстанцам, далеким от власти.

Брак не по любви

Прежде всего, новостью стала информация, озвученная президентом о том, что вхождение в ЕАЭС не было столь добровольным, сколь о нем говорилось вначале. Атамбаев отметил, что «стране надо с кем-то торговать, надо как-то работать с соседями» и  добавил:

– Если бы мы не вступили в объединение, то нам бы грозила блокада. В 2010 году, когда Казахстан устроил блокаду на 1,5 месяца, у нас даже были человеческие жертвы. Если нам предложат альтернативу, пожалуйста, мы готовы и сегодня вступить в Евросоюз. Я предлагал это, но мне открыто сказали: у нас нет общих границ. У нас 6 миллионов человек. Замкнуться и жить как в джунглях, что ли? Мы должны развиваться, нам нужен рынок, – отметил он.

На вопрос журналиста, считает ли президент, что ЕАЭС прежде всего учитывает интересы только России, Алмазбек Шаршенович не дал однозначного ответа.

– Я не знаю, может быть. Но сегодня этот союз выгоден и Кыргызстану. Почему? Приведу пример. В РФ работают более полумиллиона наших трудовых мигрантов, которые вынуждены были туда уехать. Некоторые по 20-30 лет живут. И после вступления в ЕврАзЭс у них хотя бы появились права. Раньше они были там как трудовые рабы. Они могут официально устраиваться на работу, – ответил глава КР.

Если российские дипломаты не приняли близко к сердцу заявления о том, что кыргызские мигранты находились на положении «рабов», то МИД РК заявление Атамбаева о «человеческих жертвах» изрядно покоробило. Действительно, весной 2010 года после начала беспорядков граница между КР и РК закрывалась на шесть недель – в связи с непредсказуемыми последствиями дестабилизации обстановки в Кыргызстане. Железнодорожное и авиасообщение сохранялось, но импорт и экспорт товаров между странами был заморожен. В результате Южно-Казахстанский регион остался без кыргызского продовольствия, КР – без возможности вывезти свой товар за рубеж через РК и получить экспортируемые извне товары. Бизнес-сообщество КР несло весомые убытки, не выполняя обязательства по контрактам. Но уже 20 мая 2010 года Нурсултан Назарбаев распорядился снять ограничения на границе. Инцидент был отчасти исчерпан, хотя еще более месяца бизнесмены жаловались, что через границу не проходят швейные изделия и другие товары народного потребления – только продукты питания, ГСМ и медикаменты. Но официально никаких «человеческих жертв» в Кыргызстане от перекрытия границ не было – ни голодных смертей, ни случаев суицида. Что заставило представителей внешнеполитического ведомства потребовать разъяснений.

– Мы обратили внимание на данное высказывание президента Кыргызстана и ожидаем разъяснений от кыргызской стороны, - сообщили в пресс-службе МИД РК.

Позже кыргызская сторона пояснила, что президент имел в виду случаи гибели жителей республики, которым  вовремя не поступили из-за закрытия границ жизненнонеобходимые лекарственные препараты. А также несколько случаев, когда кыргызстанцы гибли при вынужденном незаконном пересечении границы.

Догоняем Европу?

Немаловажными были и вопросы, связанные с тем, как Кыргызстан решает проблемы безопасности своих граждан. Число «возвращенцев» из Сирии, Ливии и Ирака растет, и противостоять им становится все труднее. Задерживаемые практически еженедельно эмиссары и вербовщики от различных МТО – тому подтверждение. На это Атамбаев ответил, что борьба с терроризмом и экстремизмом идет на хорошем уровне, чему способствует улучшение качества образования. В последние годы на его финансирование уходит до 24% бюджета, а не 4-5%, как в других странах. Однако президент не упомянул о том, что почему-то с увеличением финансирования и реформой образования, начатой в 2011 году, качество знаний учащихся упало настолько, что они практически перестали занимать призовые места на международных олимпиадах. И республика окончательно покинула мировой рейтинг школьного образования PISA.

– Слава Богу, я не хочу сглазить, но пока у нас был всего один теракт - в китайском посольстве. В отличие от соседних стран. Мы его раскрыли и приняли меры, чтобы не допускать повторения. Это был теракт без человеческих жертв, сам террорист погиб, – сказал Алмазбек Атамбаев.

Он рассказал, что спецслужбы Кыргызстана следят за теми людьми, которые ездили воевать в Сирию.

– Главное, надо бороться не только с последствиями, а делать так, чтобы сам радикальный ислам не возникал. Идеология так называемого «Исламского государства» (запрещенной в РФ и ряде стран мира МТО, прим. авт.) – это на самом деле что-то типа социализма, –  отметил он.

Параллели между социализмом и данной МТО, к слову, проводит не один Алмазбек Шаршенович. Похожие мысли присутствуют у ряда экспертов, в частности, у политолога польского НИСИ Войцеха Шевко. Но если тот говорит, что слабые места у стран Запада, которыми пользуются вербовщики МТО и идеологи, сложно устранить единовременно, на это уйдут при нынешнем расслабленном подходе к проблеме годы, то президент Кыргызстана знает, что можно противопоставить этому радикальному течению ислама. И работает над этим.

– Если люди видят, что реально власть избирается путем честных выборов, постепенно налаживается справедливость, то можно пойти этим путем. Даже некоторые руководители исламских партий говорят: слушайте, может, надо было пойти путем именно Кыргызстана? Если мы хотим, чтобы радикализма не было, то должны показать, что страна может пойти не только путем авторитарного, диктаторского режима или путем радикализма. Есть третий путь – это путь нормальной, демократической, светской страны. То, что мы и делаем, – заключил Атамбаев.

Семь раз отмерь…

Если вернуться к взаимоотношениям ЕС и Кыргызстана, то в настоящее время Европейский союз – один из основных его доноров. Существует семилетний цикл, по которому с 2014 по 2020 годы объединение обязуется выплачивать ежегодно 184 млн евро для  грантов на развитие верховенства права в стране, образование, развитие сельских регионов и другие цели. Кроме того, в начале 2016 года республика получила статус участника Всеобщей системы преференций (ВСП+) для развивающихся стран, дающей право экспорта товаров из республики в страны союза беспошлинно и без налогообложений. Льгота распространяется на сельскохозяйственные товары: фрукты, консервы, соки, сухофрукты, орехи, бобовые, табак, а также текстиль, войлочные изделия, ковровые изделия и т.д. При этом, как и в ЕАЭС, товарам требуется и сертификация, и поставки в обещанных объемах без срывов.

На первый взгляд, республика только выиграет. Однако есть и минусы, с которыми Кыргызстан столкнется в случае членства в ЕС – как минимум, их три из числа самых очевидных. Во-первых, взнос за членство. Его нужно оплачивать регулярно, но по факту влиять на решения Европейского союза Кыргызстан все равно не сможет, как не получит и каждая семья монетизированную выгоду от членства. Во-вторых, в объединении принято ограничение производства товаров в каждой стране по квоте, что приводит к исчезновению целых отраслей. Так, например, в Болгарии практически погибли сельское хозяйство и пищевая промышленность, греки лишились  текстильной промышленности, судоверфей, сельского хозяйства. То же может ждать и Кыргызстан. Маленький зародыш экономики производства, который пытаются развить в Ассоциации отечественных производителей  КР с лозунгом «Покупай кыргызское!» и сотрудничеством с зарубежными партнерами по всем направлениям производства,  будет просто похоронен. А продукты сельского хозяйства и промышленные товары станут поступать из других стран ЕС. Третий и едва ли не главный нюанс: республика не готова к вступлению в ЕС не только экономически, но и на уровне духовном и гуманитарном. Если сближение с ЕАЭС и странами, исповедующими ислам, фактически не требует в обмен на экономическое сотрудничество преобразований в остальных сферах жизни государства, то  членство в ЕС заставляет менять законодательство в сторону культурной ассимиляции и размывания традиционных норм морали, форм семьи и брака. В большинстве стран ЕС разрешены однополые браки,  защищаются права секс-меньшинств, в том числе и в вопросах усыновления и проведения собственных парадов. То есть, Кыргызстану придется менять Конституцию и всю законодательную базу. А вместе с ней – ментальные и духовные скрепы и ценности в принудительном порядке, от чего кыргызстанцы явно будут не в восторге.

Словом, будущему президенту стоит задуматься, стоит ли идти путем своего предшественника и говорить о том, что «если позовут, Кыргызстан войдет в ЕС».




    Партнеры